Каждый сам за себя

Часто говорят о некоем воинском коллективе. Конечно, он существует, но имеет при этом мало общего с теми качествами, которые ему приписывают. Если люди живут совместно в относительно тяжёлых условиях и выполняют свой гражданский долг, это вовсе не означает, что относятся они друг к другу по-братски, постоянно поддерживают друг друга в любых горестях-проблемах.

 

В армии, как и в остальном обществе, действуют следующие аксиомы человеческого поведения. Человек стремится не действовать во вред себе, препятствовать действиям других во вред ему, избегать ухудшения условий своего существования, отдавать предпочтение лучшим условиям существования. Посему он старается в первую голову обезопасить себя, даже если придётся подставить других. В армии человек особенно старается сбросить с себя ответственность или перевести её на кого-нибудь другого и обучается этому самим ходом жизни – потому что, если он не сбросит с себя ответственность, а добровольно возьмётся за исполнение сопряжённого с ней дела, то и отвечать за результат будет он сам. Недаром говорят: инициатива в армии наказуема. После того, как человек несколько раз обожжётся, он будет всеми правдами и неправдами стараться не только избежать проявления инициативы, но уйти от всего, что на него пытаются взвалить окружающие. Не нести ответственности ни за что – самая выгодная социальная позиция, а если при этом можно ещё и использовать своё положение для улучшения своего материального благосостояния, то такая позиция становится некоей идиллией военнослужащего.

 

Особенность армии в том, что на такое поведение человек вынуждается самими условиями окружающей социальной реальности: ему буквально вбивают их, заставляя усваивать; правда, не напрямую, а косвенно, через вбивание социально-полезных для самой армии качеств. И если он отказывается их усваивать, служить ему будет крайне тяжело. Для лучшего усвоения используются наиболее примитивные, зато и наиболее эффективные методы воздействия, благодаря чему для полного воспитания бойца в армейском духе требуется довольно мало времени. Кадровый же офицер обычно приходит в войска с уже вдолбленными основами поведения. Лишь отдельные исключения за пять лет обучения и воспитания в армейском духе могут сохранить какие-то элементы Человечности.