Социальное неравенство

Как только человек попадает в армию, он сразу ощущает себя чем-то высшим по отношению к гражданским. Налицо все атрибуты социального неравенства: официальные атрибуты, такие как льготы, особая форма одежды, жёстко определённые знаки отличия; социальные – особое положение по отношению к другим людям.

 

Самое важное, однако, состоит в том, что иерархия в армии выливается в социальное неравенство внутри самой армии. Люди не просто находятся на разных ступенях иерархической лестницы, где одни командуют, другие подчиняются, они ещё имеют и разное количество нематериальных и материальных благ.

 

Конечно, нахождение на более высокой ступени иерархии само по себе имеет огромную психологическую ценность для человека. Когда человек в самом низу лестницы и им могут командовать абсолютно все вышестоящие люди, это действует угнетающе. Многие видят единственный выход из такого положения в том, чтобы самим подняться хотя бы на ступеньку выше. Если им это удаётся, они испытывают облегчение от сознания того, что они уже кто-то, что они могут теперь тоже кем-то командовать.

 

Помимо чисто психологического эффекта вполне ощутим эффект функциональный. Когда ты оказываешься даже чуточку выше самого дна, заметно ощущается облегчение труда. И чем человек выше, тем более он отдаляется от самого примитивного труда, всё больше переходя в сферу труда официального, основная тяжесть которого заключается в постоянном общении с людьми, командовании и выполнении особых официальных процедур, типа выступления перед строем и приёма парада.

 

Наконец, за повышением положения в социальной иерархии следует соответствующее улучшение материальных условий жизни. Человек получает больше материальных благ, лучшие условия жизни и работы. Положение командира в этом смысле значительно лучше положения подчинённого, а потому особенно заманчиво.

 

Всё это следует наложить на тяжёлые армейские бытовые условия, когда даже самое незначительное улучшение вызывает восторг. Прослужил несколько месяцев, разрешили подшивать воротничок более толстой и широкой полоской ткани – восторг. Получил сержанта, разрешили иногда ходить в увольнение в город – восторг. Заключил контракт, получил возможность свободного выхода за территорию части – дикий восторг. Стал офицером, появились деньги и разрешение по факту пить на территории части – просто за пределом самых сокровенных чаяний.

 

Армейское социальное неравенство имеет те же основания, что и гражданское: тот, кто социально больше ценится, имеет больше привилегий. Больше всегда ценится отдающий команды и разрабатывающий официальные способы их выполнения. Для оценки ценности человека довольно большое значение имеет характер работы; так, гораздо больше ценится человек, обладающий практическими навыками в работе, требующей высокой квалификации. Но ценность человека по характеру работы в армии суть явление второстепенное по отношению к положению в коллективе и к официальному статусу командира: такова особенность социального неравенства в армии.

 

Конечно, высокий социальный статус или особый род работы накладывают большую ответственность. Реально же, эту ответственность в действительно большей степени несут занятые работой особого рода солдаты. С офицера взятки гладки. Офицеров стараются особо жестоко не наказывать, чтобы соблюсти как можно больше интересов: если офицеров начнут наказывать, даже наказывающие их офицеры могут рано или поздно оказаться на их месте, что понимает всякий и что никто не приемлет. Моменты в истории, когда наказания действительно жестоки и следуют за дело независимо от социального статуса, бывают не так уж часто и связаны с судьбоносными явлениями в жизни общества.

 

В армии социальный статус оголён до предела. Положение определяется социальной позицией индивида внутри армии, его социальной функцией, а вовсе не его человеческими качествами, поэтому уважают и преклоняются перед званием и должностью, а не перед человеком. Но занимающий должность и носящий звание человек всё равно осознаёт себя существом высшего или, наоборот, низшего ранга.