Важнейшая особенность дедовщины

Самый элементарный и вместе с тем самый сложный вывод я смог сделать только по прошествии четырёх месяцев пребывания в армии. Простота вывода меня сначала просто шокировала: дедовщина представляет собой не что иное, как разделение военнослужащих не просто по сроку службы, но по социальному статусу; а уже социальный статус определяется продолжительностью службы. Неравенство на этой основе глубоко вошло в жизнь армии, и она без него просто немыслима. Дедовщина была, есть и будет, покуда существует русский тип менталитета и социальная организация русских. Она проистекает из глубинных их качеств, удобна офицерам, а для солдат естественна и облегчает жизнь.

 

Это может показаться диким, но дедовщина действительно в некотором смысле облегчает солдатам жизнь по сравнению с уставщиной: при ней старослужащие живут припеваючи, почти ничем не ограниченные, избавленные даже от некоторых ритуалов уставщины, а молодые видят, к чему стремиться. Последующее включение в число «избранных» для молодых служит стимулом, светом в конце тоннеля и делает службу хоть немного осмысленной в условиях поголовного падения нравов. Сказывается также общее уважение к уже прослужившим год и прошедшим все круги ада старослужащим – уважается их опыт и выпавшие на их долю испытания. Уважение это сродни отношению молодых воинов к матёрым ветеранам или общему уважению племени к старикам. Поэтому просто взять и убрать дедовщину невозможно, – для этого понадобятся другой человеческий материал и другая армия.

 

Дедовщина исчезает только в условиях войны или иного крупного социального потрясения. В условиях огромной войны она почти пропадает в масштабе всей страны; в небольшой войне – в районе конфликта (то же справедливо и для любого крупного потрясения). Конечно, она не пропадает совсем, но нивелируются все её негативные составляющие: деды уже не требуют полностью их обслуживать, больше озабоченные вопросами выживания всего подразделения, и организуют молодых лишь на выполнение приказов и в интересах такого выживания.

 

В ближайших главах я детально рассмотрю дедовщину, разложив её на составляющие. На мой взгляд, важнейшими обусловливающими её факторами являются:

 

а) уважение к опыту старослужащих прочих военнослужащих (главы «Главные коммунальные основания дедовщины» и «Факторы, усиливающие коммунальные отношения в армии»);

 

б) организованность и психологическая устойчивость старослужащих (главы «Организационные основания дедовщины» и «Один или два коллектива»);

 

в) стремление человека (как дедушки, так и только что призвавшегося духа) к минимальной занятости и к лучшим условиям труда, а равно тенденция к ничегонеделанию старослужащих (главы «Синдром дембеля», «Избалованность как фактор дедовщины», а из следующей части глава «Скука»);

 

г) сложившаяся практика дедовщины, вынуждающая получившего статус деда к его сохранению и определённому поведению, к которому этот статус обязывает («Внутренний мир деда и социальный статус» и «Деды как политики»);

 

д) статус деда входит в его менталитет, накладывает отпечаток на восприятие реальности («Внутренний мир деда и социальный статус»);

 

е) на восприятие реальности и поведение деда влияют особенности русского менталитета («Почему дедушка так суров?»);

 

ж) степень дедовщины определяется особенностями социальной организации общества и состоянием человеческого материала в конкретный исторический период.

  

В результате действия данных факторов в совокупности дедовщина приобретает то фактическое содержание, которое имеет место реально. Получается, что дедовщина естественна, армейское же командование, вместо того чтобы бороться с ней, использует её, приспосабливается к ней. Тому, чем дедовщина является социально и морально, посвящены главы «Критика обывательского подхода к дедовщине» и «Деды: сверхлюди или нелюди», а тому, какая опасность для офицера в ней сокрыта, – глава «Дедовщина как признак недееспособности офицера».

 

Особенно следует обратить внимание, что дедовщина не всегда была повсеместной и не всегда имела столь крайние формы, как в современной российской армии. В СССР были выработаны приёмы обуздания коммунальной стихии, проявлением которой является дедовщина. Благодаря им все рассмотренные факторы не проявлялись в полной мере и не организовывались в дедовщину в современном смысле. В ряде глав рассматривается и особенность человеческого материала СССР, а затем и России, и как он сказывается на ситуации в армии. На этой основе я делаю прогноз, удастся ли современной российской власти обуздать дедовщину.

 

В качестве примера обуздания коллективных пороков приводится также состояние человеческого материала Российской империи с чрезвычайно высоким статусом офицера, о чём можно прочесть в следующей за последней частью книги главе «Некоторые интересные штрихи организации армии Российской империи».