Внутренний мир солдата

То, что человек видит вокруг, оставляет неизгладимый след на его личности: что-то просто запоминается, что-то глубоко проникает в разум, формируя поведение. Но процесс проникновения окружающего в человека не является чисто механическим. Человек, как существо мыслящее и способное самостоятельно принимать сознательные решения, наделён ещё и эмоциями – вспышками или спадами психологического фона в зависимости от характера внешних воздействий. На любое воздействие извне человек как-то реагирует. А эмоция – это своего рода программа, заложенная в генах, которая включается в определённых условиях окружающей действительности. Конечно, у разных людей эмоции начинают действовать в существенно отличающихся условиях. Более того, в одних и тех же условиях эмоция может у одного человека проявиться очень бурно, а у другого - не включиться вовсе. Однако можно определить некоторые пределы, в которых возможно проявление той или иной эмоции. Их можно свести к общему знаменателю, что на практике неявно и осуществляется: все мы знаем, что такое любовь, гнев, радость.

 

Включившись, эмоция определяет поведение. Обычно она кратковременна, и действие её на человека подобно сиюминутному импульсу, после затухания которого человек продолжает жить, как ни в чём не бывало. А под её воздействием он совершает действия, в целом нехарактерные ему в повседневной жизни. Он так же вырывается из социальной колеи и может действовать себе во вред, оказывается буквально одержим заложенной в него на генном уровне программой поведения.

 

Программа заложена в генах, но условия, в которых она проявляется, человек усваивает на протяжении всей жизни. Бывает, реакции на одни и те же условия в процессе жизни меняются, иногда даже на прямо противоположные. В любом случае эмоциональное поведение является процессом частично врождённым, частично приобретённым.

 

Эмоции – это наиболее яркие явления внутреннего мира человека, стремящиеся вырваться наружу. Переживания же никогда не выходят вовне; они внутри зарождаются и внутри остаются, не вызывая «одержимости» природным стереотипом поведения. Но все переживания и эмоции обусловливаются какими-то внешними по отношению к человеку факторами.

 

Посмотрим в свете всего вышесказанного на внутренний мир солдата.

 

Прежде всего, человек, попав в армию, оказывается полностью вырван из привычной жизни. Не в том плане, что отношения между людьми и правила поведения иные, – это вопрос второй, тем более что они имеют общее начало, – а в том, что исчезает привычное человеческое окружение: рвутся связи, отношения, знакомства. Так как именно они обеспечивают человеку защиту и возможность устроиться в жизни, лишившись их, он оказывается в новых условиях совершенно беззащитным.

 

Когда человека изымают из привычных условий, он не просто попадает в другие условия. Он попадает в совершенно новые условия, к новым людям и оказывается при этом совершенно один, предоставлен сам себе. Русский человек, как существо коммунальное, сразу образует с другими коллектив, но даже в условиях коллектива он чувствует, что не может во всём положиться на окружающих. В любом случае, ощущает одиночество, так как в любом человеке есть что-то индивидуальное, и его до конца во всех мелочах не может понять никто, а уж тем более одобрить, принять его мнение или убеждение за основу для своего внутреннего мира и бескорыстно, во вред себе поддержать. То, что последнее происходит крайне редко, обычно порождает чувство одиночества и иллюзию непонимания окружающими. На самом же деле люди зачастую хорошо понимают друг друга, просто не намерены принимать чужую сторону себе во вред. Они предпочитают занимать свою собственную нишу в социальной ткани общества и реализовывать свои собственные интересы, причём, стремятся занять более выгодную нишу, грубо отталкивая стоящих на дороге. Посему одиночество – непреходящий спутник человека, а значит, и порождаемая им грусть и даже озлобленность. Предоставленность же себе в мелочах жизни и вырванность из привычной среды в армейских условиях усугубляют данные чувства.

 

В армии коммунальные отношения абсолютно доминируют. Они имеют много негативных составляющих и следствий, которые действуют на внутренний мир человека в форме постоянного сильнейшего психологического давления. Постоянное пристальное наблюдение со стороны коллектива, тенденция опустить человека до среднего уровня во всех отношениях, постоянная борьба за лучшие условия и холуйское отношение к лицам с более высоким социальным статусом, стремление затоптать сорвавшегося с социальных высот и т.д., и т.п. не могут привести ни к чему хорошему в психологическом состоянии человека. Вносят свой вклад и жёсткие проявления дедовщины. В результате человек очень болезненно переживает связанные с жизнью в коллективе унижения. Но когда всё позади, вместо стремления создать для других условия более хорошие, чем были у него самого, человек в реальности стремится создать условия ещё худшие, – в этом проявляется эгоистическая природа человека. Сильно выматывают и давят на психику и элементы уставной жизни – официальные ритуалы, построения, соблюдение опрятного внешнего вида, формы одежды.

 

В армии человеку постоянно приходится сдерживать свои эмоции, либо ему эти эмоции помогают придавливать окружающие методами, после применения которых не захочется больше выплёскивать наружу никаких эмоций. Насильно придавленные эмоции вскоре перестают возникать в подобной ситуации вовсе; человек становится эмоционально чёрствым. Когда же он получает возможность командовать другими, развитие получают только эмоции довольно гнусного пошиба, такие как гнев, зависть и жадность, чувство превосходства, но даже они разбиваются о социальный статус вышестоящих командиров. Так что эмоциональная чёрствость развивается даже в отношении таких чувств.

 

И вот уже человек что есть сил рвётся домой; да что там, куда угодно, лишь бы подальше от места его мучений. Дом начинает представляться каким-то далёким и светлым раем. Причём под домом мыслятся не просто четыре стены, а вся совокупность отношений, в которых человек состоял до армии. Дома была социальная защищённость от произвола других людей, а в армии некоторые категории людей получают безграничные возможности по эксплуатации прочих людей. Если у человека низкий социальный статус, он здесь ничто, с ним можно сделать что угодно. Тяга домой становится для угнетаемого определяющим мотивом поведения, самым сильным и заветным желанием. Домой, домой, домой…