Главные коммунальные основания дедовщины

Не всякое воинское подразделение является коллективом. Для того чтобы образовался коллектив, требуется длительное совместное сосуществование группы людей, при котором люди нуждаются друг в друге для выживания всей группы. Кроме интересов выживания, коллектив может образоваться в процессе совместного решения иной объединяющей задачи. При этом важно, чтобы образующие коллектив люди общались не только по поводу дела, но и по внеделовым основаниям, что неминуемо имеет место, если люди живут выполнением некоей деловой функции в группе, практически не имея контактов вне её, а такие внеделовые факторы становятся важнейшим элементом существования данной группы. Коллектив – это такая деловая группа, в которой люди не только работают, но и живут общением с одногруппниками, можно сказать, варятся в одном котле людей и отношений.

 

В армии условие высокой степени изоляции групп соблюдается почти что повсеместно. Любая войсковая часть представляет собой особый мир, со своими правилами поведения, со своими отношениями, – причём, как деловыми, так и неделовыми. Все военнослужащие постоянно варятся в этих отношениях, которые, помимо всего прочего, отличает тенденция к полному поглощению у них всего свободного и несвободного времени, в результате чего все военнослужащие большую часть времени и сил тратят на службу. Кроме того, если офицеры имеют относительно свободный выход в гражданский мир, расположенный за стенами части, то солдаты (по крайней мере, срочной службы) почти на 100% изолированы от окружающего мира. И уж точно как солдаты, так и офицеры оказываются полностью изолированными от остального общества, если войсковая часть расположена в труднодоступном месте, в горах, в лесах Урала или среди потенциальных врагов (как это имеет место в Чечне и Ингушетии). Так что в армии создаются идеальные условия для образования коллективов; ими обычно становятся мельчайшие из армейских подразделений – взводы и роты – характеризующиеся совместным проживанием солдат и совместной работой в интересах службы.

 

Любой же коллектив представляет собой самостоятельного социального индивида и стремится жить для себя. Многочисленные изобретения в армейских отношениях и правилах поведения (уставы, выделение официальной иерархии, стоящей над иерархией фактических лидеров подразделений, абсолютный характер приказов, дрессировка) призваны не дать этой тенденции разрастись до угрожающих эффективности армии масштабов. Но тенденция эта имеет место невзирая ни на что. Поразительно то, что выразителями её становятся старослужащие, то есть те, кто великолепно вышколен в армейском духе, является опорой и поддержкой командиров, проводником приказов. Вот оно единство и борьба противоположностей в действии.

 

Положение старослужащих включает в себя опыт, умение быстро и качественно выполнять поставленные задачи, уважение социального статуса вышестоящих командиров; уважение со стороны командиров, которые видят в старослужащих надёжную опору и поддержку в реализации приказов и в управлении подразделением вообще, а также в уважении, которое к ним невольно питают молодые. В последнем случае уважение имеет ту же природу в коллективной психологии, что и уважение старого и опытного воина молодыми воинами в племени, плюс, в уверенности самих старослужащих в себе, в своём положении, а также в своём праве воспитывать и отдавать приказы.

 

Поэтому сержантский состав обычно формируется командирами из старослужащих. Старослужащие же стараются держаться друг за друга в интересах выживания, общения и защиты; в итоге сержанты и старослужащие образуют своеобразное ядро коллектива. Даже если сержанты выделяются из молодых, они всё равно включаются в это ядро, так как нуждаются в общении и защите, которую в силу своего более высокого социального статуса не могут найти в подчинённых. Они находят её в старослужащих, давая им некоторые послабления по сравнению с молодыми, либо попросту подчиняясь им. Образовавшееся ядро фактически несёт в себе волю коллектива как целого. Через него офицеры обеспечивают выполнение стоящих перед подразделением задач: старослужащие и сержанты сами умеют быстро и эффективно работать, а также имеют достаточно влияния, чтобы заставить работать менее опытных молодых.

 

На старослужащих и сержантов ложится обязанность воспитывать молодых в армейском духе, приучать к армейским правилам поведения, образу жизни, круглосуточному труду и готовности в любой момент сорваться с места для выполнения очередной задачи. При этом они прежде всего приучают молодых к правилам коллективной жизни.

 

Естественно, подобное положение старослужащих и сержантов создаёт для них искушение воспользоваться этим положением в своих личных целях, что проявляется прежде всего в использовании в своих интересах молодых и менее опытных солдат. Одновременно в этом проявляется тенденция коллектива жить для себя: в отношении старослужащих она реализуется по линии злоупотребления ими своим положением. Однако и молодые, видя, что отслужившие какое-то время солдаты живут припеваючи (по армейским меркам, конечно), не особо отягощая себя требованиями уставов, получают стимул служить и терпеть.

 

Следовательно, старослужащие и сержанты, опытные и уважаемые, имеют тенденцию злоупотреблять своим положением, что приводит к превращению ядра коллектива в надколлектив, живущий за счёт труда членов первичного коллектива. Именно отсюда произрастает дедовщина в самых гнусных своих проявлениях. Соответственно, все перечисленные элементы составляют главные основания дедовщины, вырастающие из самой основы совместного проживания членов коллектива – из коммунальных отношений.