Контрактники

Для начала разберёмся, что такое контрактники формально юридически. Контрактником обычно называют военнослужащего, который заключает с государством юридический договор (контракт), по которому он обязуется отслужить определённый срок, а государство берёт на себя обязательства обеспечить ему некоторое денежное вознаграждение и дополнительные привилегии. Но при этом такой военнослужащий на момент заключения контракта не имеет ни звания прапорщика, ни офицерского звания; он может иметь лишь сержантские звания.

 

Первый контракт заключается на 3 года. Каждый последующий – на 5 лет. Расторгнуть контракт досрочно очень сложно, даже если инициатива расторжения исходит от самого государства из-за плохой службы контрактника, причём, сложно настолько, что все необходимые для этого бюрократические проволочки могут занять до полугода. Но обычно государство не наказывает контрактника расторжением контракта, так как это слишком крайняя мера, не свойственная отношениям в армии. Его стараются образумить, применить воспитательные меры на армейский манер. Если же контрактник сам пожелает расторгнуть контракт, из него выпьют все соки, прежде чем это долгожданное событие случится. Сложность расторжения обусловлена, с одной стороны, тем, что из армии не принято отпускать досрочно, а, с другой стороны, исключительно сложной формальной процедурой его расторжения, в которую вовлекается командование очень высокого уровня.

 

Заключить контракт можно лишь по прошествии 6 месяцев срочной службы либо из запаса, уже отслужив своё. Расторгнуть контракт досрочно бывшему срочнику препятствует ещё и юридическая норма, согласно которой два года службы по контракту засчитываются за один год службы по призыву. Так что хочешь, не хочешь, а если пошёл служить после первого года службы по призыву, будь добр отслужить ещё два года по контракту. Соответственно, годичнику, если тот ушёл на контракт после 6 месяцев службы, придётся отслужить по контракту ещё один год.

 

Теперь несколько слов о привилегиях. Контрактнику полагается некоторое денежное довольствие, зависящее от звания и должности. Он имеет право беспрепятственно выходить за пределы части, что даёт ему свободу и возможность беспрепятственно тратить полученные деньги. Контрактник, далее, имеет право на проживание вне казармы – или в специальном общежитии, или даже на съёмной квартире. Для недавнего срочника это очень большие привилегии, для гражданского из запаса – просто работа.

 

Кстати, офицеры и прапорщики тоже заключают с государством контракт. Но мы их не относим к контрактникам, а выделяем в особые категории ввиду огромных отличий в их положении и в положении рядового контрактника.

 

В армии на момент написания основной части очерков данной книги (конец 2005 года) параллельно существовали части, формируемые исключительно из призывников, части, формируемые исключительно из контрактников, и смешанные части, где часть солдат служит по призыву, а часть – по контракту. Настоящая глава не рассматривает полностью призывные части – этому вопросу уже уделялось много внимания выше. Здесь рассматриваются полностью контрактные и смешанные части. Однако то, что говорится о смешанных частях, смело можно распространить и на призывные части, так как и здесь иногда появляются контрактники. Их немного, и занимают они обычно либо старшие сержантские, либо старшинские должности. Такие контрактники существовали и до начала очередной армейской реформы. Особенность нынешней ситуации в том, что сейчас в армии стараются увеличить количество контрактников во всех частях, а некоторые перевести на контрактную основу полностью.

 

Далее я разберу основные особенности и закономерности, связанные со службой по контракту в современной российской армии.

 

Прежде всего выделим те моменты в жизни солдат срочной службы, которые способствуют заключению контракта в современной российской армии.

 

В спецвойсках контракт – особое явление. Дело в том, что здесь солдаты получают хорошую подготовку, но и затраты времени и ресурсов на эту подготовку очень велики. Соответственно, прошедших подготовку солдат стараются соблазнить или принудить к заключению контракта: это необходимо, чтобы затраченные на его подготовку средства дали отдачу в виде как минимум трёхгодичной службы. Кроме того, к заключению контракта бойца спецподразделения необходимо привлекать и из-за того, что только контрактников сейчас отправляют в горячие точки; а именно такие солдаты наиболее адекватны условиям службы в локальных горячих точках. Для привлечения солдат спецподразделений к заключению контракта используются следующие средства: а) им изначально вбивают в головы, что они лучшие. В результате такой солдат гордится принадлежностью к элите и не желает переходить на службу в другие войска, что неизбежно, если он откажется заключать контракт. Контракт здесь является условием дальнейшего (после учебной части) прохождения службы в спецвойсках; б) давление посредством коллектива: все заключают контракт, поэтому и ты не вздумай противиться, иначе коллектив тебя не поймёт и может даже принудить не выделяться; в) контрактники в спецвойсках часто бывают в командировках в районе и зарабатывают там неплохие деньги, что становится соблазном к заключению контракта.

 

В результате контрактники в спецвойсках составляют наиболее квалифицированную и элитную во всех отношениях боевую единицу. Среди контрактников они выделяются особым профессионализмом, но не в силу самого факта контракта, а в силу хорошей подготовки и крепких отношений в самих спецподразделениях.

 

В обычных войсках контракт чаще заключается по другому мотиву. Человек в армии рассуждает так: если уж придётся жить армией, то лучше и жить как можно лучше. У контрактников же по сравнению со срочниками целый ворох преимуществ: есть деньги, что делает человеком по сравнению со срочниками; эти деньги не просишь прислать у родителей или знакомых – зарабатываешь сам, что даёт реальную самостоятельность; контрактник имеет свободный выход из части, может жить за её пределами и пользоваться всеми благами цивилизации. Разница особенно чувствительна на фоне армейских условий жизни – условий, когда любое улучшение воспринимается очень глубоко. О том, что после заключения контракта можно оказаться на самых тяжёлых рубежах несения службы, люди как-то не думают, – их интересует сиюминутное улучшение условий жизни, - либо считают, что уж лучше где-то рисковать жизнью, нежели влачить безрадостное существование на полугражданских работах. То, что служить по контракту не два, а три года, тоже слабо заботит бойцов, ведь и так за два года полностью проникаешься армией, а там уже что два, что три – психологически разницы никакой.

 

Важный вклад в привлечение людей на контракт вносит дедовщина в части. Через заключение контракта солдаты пытаются убежать от неё. Но они не понимают того, что в армии везде так – различие лишь в степени. До тех пор, покуда они этого не поймут, ряды контрактников будут неуклонно пополняться. В конечном счёте, дело даже не в непонимании, но в сознании того, что хуже уже быть просто не может, а раз так, почему бы не рискнуть? И доведённые до отчаяния люди рискуют. Бывает, что после этой попытки убежать от дедовщины, они идут дальше: самовольно оставляют часть уже будучи контрактниками.

 

Есть ещё категория людей, заключающих контракт, если других перспектив у них в жизни не остаётся. Так, сложно найти приносящую деньги, но требующую минимум времени работу женщинам. В армии же им при должных связях вполне может найтись место. Другим примером людей данной категории может служить потерявший семью или переживший иную жизненную драму человек. Контракт заключают и те, кого на гражданке ничто не держит: нет ни детей, ни любимых занятий. Такие попадают под завлекательные обещания военкоматов и Министерства обороны о «службе для настоящих мужчин» либо банально хотят доказать себе или окружающим, что чего-то стоят. Распространённым явлением также стала служба иностранцев ради получения гражданства.

 

То, что сказано выше, фактически образует сочетание психологических и социальных механизмов принуждения к заключению контракта.

 

Есть ещё и финансовый механизм, который в настоящее время чрезвычайно пластичен. Со стороны армия кажется очень привлекательной в силу наличия завлекательных выплат по заключении контракта и возможности улучшения жилищных условий, которых автоматически не даёт никакая иная профессия. Финансовые механизмы используются, и чтобы привлечь людей в горячие точки и точки напряжённости, – здесь заработная плата контрактников существенно выше. Тот факт, что ежегодно с Министерством обороны судится более ста тысяч военнослужащих за эти самые улучшения и выплаты, люди не учитывают. В армии даже создана специальная полугражданская финансовая структура, занятая судебными делами.

 

 

Посмотрим теперь на некоторые реалии контрактной службы. Контрактниками, прежде всего, становятся те, кому в армии нравится – нравится то, что надо прикладывать гораздо меньше усилий для зарабатывания денег, чем на гражданке, а то и вообще откровенно валять дурака на работе, переложив основной груз на солдат срочной службы. Других таких мест работы действительно мало. Соответственно и профессионализм таких вояк сомнителен и находится на довольно низком уровне. Сказанное вовсе не противоречит тому обстоятельству, что служба в армии тяжела физически и психологически. Работа в армии для контрактников носит авральный характер, и иногда её нет вовсе, а иногда её чрезвычайно много. Кроме того, такие контрактники всеми силами пытаются уйти от работы, что само по себе непросто и требует серьёзных усилий, равно как и переложение работы на срочников или молодых контрактников. Некоторые контрактники, напротив, получают кайф от командования подчинёнными, власть над которыми в армии доведена почти до абсолюта, и служат исключительно ради такой власти. И лишь ничтожная часть контрактников действительно является незаменимыми профессионалами, увлечёнными своим делом.

 

Есть ещё категория контрактников, которые вообще не появляются на работе. Они либо договариваются с командованием части и платят ему часть зарплаты, либо пользуются своими связями и ничего не платят вообще. Некоторые просто не ходят на службу, ни с кем об этом не договариваясь заранее. Таких уволить не так-то просто, и пока бюрократическая махина сработает, пройдёт полгода, а то и больше. В некоторых частях на поток поставлено делание «липовых» контрактников. Имеется в виду ситуация, когда солдат срочной службы служит себе, даже не подозревая, что по документам части он – контрактник. Соответственно, деньги за него получает кто-то из командования. Особенно последнее характерно для частей, занятых материальным обеспечением армии, где и без того крутятся огромные средства, выступающие предметом спекуляций командования.

 

В обычных частях контрактники – пупы земли, стоящие выше дембелей, а в контрактных частях – те же срочники по характеру выполняемых работ (так же ходят в наряды, подчиняются офицерам и т.д.) только получающие реальные деньги и имеющие более-менее свободный выход с территории части. Хочу особенно акцентировать внимание на том, что контрактники занимают привилегированное положение и злоупотребляют им так же, как и дембеля. В полностью же контрактных частях дедовщина существует уже среди самих контрактников. Даже теперь это факт, хотя все контрактные части расположены в очагах напряжённости (Чечня, Ингушетия). Если части окажутся в благодатном окружении, дедовщина из них тем более не исчезнет.

 

Вообще, если посмотреть на части, полностью формируемые контрактниками, становится понятно, что нашу армию ничто не изменит, какие бы деньги ни платили бойцам и офицерам. В контрактных частях солдаты живут так же, как и в частях срочной службы, за исключением того, что они получают деньги и имеют некоторые ограниченные возможности их тратить. Зато с них и взыскивают за любую утрату по полной программе. Есть здесь и дедовщина. Есть офицеры и сержанты, задача которых ничем не отличается от таковой в обычных частях. Солдаты же, также как и в обычных частях, составляют самый низ социальной иерархии, основную рабочую силу. Методы воспитания практически ничем не отличаются от общевойсковых, а солдаты делают ту же самую работу, которую они делали, будучи солдатами срочной службы. График жизни и правила дисциплины идентичны таковым в общевойсковых частях. Так что не следует идеализировать контрактную службу: социальные отношения и людей заключение контракта не изменит никогда.

 

Вместе с тем, в полностью контрактных частях уровень дисциплины существенно ниже, нежели в частях срочной службы. Это связано с тем, что солдаты здесь живут в коллективе не все 24 часа в сутки. Они имеют относительно свободный выход в город, получают реальные деньги и в некоторых частях даже живут не в казарме, а в общежитиях. Все эти элементы способствуют процветанию в их среде пьянства, отсутствию постоянного психологического давления коллектива и командиров, которые только и могут принудить русских солдат жить армией и эффективно выполнять свои служебные обязанности. Кроме того, контрактники считают себя более высокой кастой, нежели те же дембеля. Они же контрактники! Отсюда панибратское и уничижительное отношение к официальным командирам – сержантам и даже офицерам. Среди них практически невозможно навести уставной порядок, в особенности среди контрактников, отслуживших в армии достаточно долго. В армии вообще уважение срока службы, опытности имеет место повсеместно, а не только в воинских солдатских коллективах в форме дедовщины. В результате контрактные части оказываются эффективными только в условиях военного конфликта, когда от дисциплины зависит выживание всех бойцов. Иначе с контрактниками справиться просто невозможно.

 

Поэтому не следует переоценивать контрактную армию. Мы же живём в России, а не на Западе, и чтобы контрактная армия стала эффективной, необходимо в корне менять менталитет. А для этого придётся либо на протяжении столетий вести целенаправленный отбор людей с качествами индивидуалистов и трудоголиков в самом русском народе, либо уничтожить всех русских, заменив их представителями западных национальностей. Оба варианта очевидным образом неприемлемы. Для повышения же реальной эффективности армии надо использовать другие средства – средства коммунального аспекта. Важнейшим элементом таких средств должно стать создание механизмов неотвратимости ответственности на всех уровнях службы.

 

В части, где мне довелось служить, ещё незадолго до моего прибытия царил полный бардак. Но появился грамотный замполит, который посажал некоторых отморозков за причинённые другим травмы. Одновременно жёстко боролись с самовольным оставлением части военнослужащими. Однако после установления некоторого порядка желающих убежать стало значительно меньше. Их количество реально уменьшилось примерно в два раза, что само по себе говорит о многом. Здесь также сказалась и общая стабилизация ситуации в стране, повышение уровня жизни офицера.

 

О перспективах перевода армии на контракт подробнее можно прочесть в следующей главе.