Недостаточность официальных мер поддержания дисциплины

В продолжение вопроса критики обывательского отношения к дедовщине, нужно иметь в виду и другой аспект армии. Дедовщина и уставщина необходимы не только как способ поощрения наиболее подготовленных солдат, но и как система мер ответственности. Для начала рассмотрим, насколько эффективно организовано привлечение к ответственности в официальной иерархии.

 

Вот что говорит нам о дисциплине и ответственности Дисциплинарный Устав Вооружённых сил РФ:

 

«Воинская дисциплина основывается на осознании каждым военнослужащим воинского долга и личной ответственности за защиту Российской Федерации. Она строится на правовой основе, уважении чести и достоинства военнослужащих.

 

Основным методом воспитания у военнослужащих дисциплинированности является убеждение. Однако это не исключает возможности применения мер принуждения к тем, кто недобросовестно относится к выполнению своего воинского долга» (п. 2 Устава).

 

«Право командира (начальника) отдавать приказ и обязанность подчиненного беспрекословно повиноваться являются основными принципами единоначалия.

 

В случае открытого неповиновения или сопротивления подчинённого командир (начальник) обязан для восстановления порядка и воинской дисциплины принять все установленные законами Российской Федерации и общевоинскими уставами меры принуждения, вплоть до задержания и привлечения нарушителя к предусмотренной законодательством Российской Федерации ответственности. При этом оружие может быть применено только в боевой обстановке, а в условиях мирного времени - в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, в соответствии с требованиями статей 13 и 14 Устава внутренней службы Вооружённых Сил Российской Федерации» (п. 9 Устава).

 

«К военнослужащему могут применяться следующие виды дисциплинарных взысканий:

выговор;

строгий выговор;

лишение очередного увольнения из расположения воинской части или с корабля на берег;

лишение нагрудного знака отличника;

предупреждение о неполном служебном соответствии;

снижение в воинской должности;

снижение в воинском звании на одну ступень;

снижение в воинском звании на одну ступень со снижением в воинской должности;

досрочное увольнение с военной службы в связи с невыполнением условий контракта;

отчисление из военного образовательного учреждения профессионального образования;

отчисление с военных сборов;

дисциплинарный арест» (п. 54 Устава).

 

Несложно заметить, что большинство из предусмотренных вариантов ответственности применимы лишь к командирам, начиная с уровня сержантского состава. Солдата не разжалуешь ещё ниже, потому что банально ниже некуда. Досрочно его тоже не уволишь и не отчислишь, премии из-за выговора не лишишь. Действенными мерами для солдата являются только дисциплинарный арест, а также угроза применения против него оружия в боевой обстановке. Насколько таких мер достаточно, чтобы заставить солдата, скажем, драить туалет или вычищать кубометры снега с плаца и всей «прилегающей» к плацу территории войсковой части? Конечно, солдату можно рассказать, что он здесь отдаёт долг Родине, что от него зависит судьба его семьи на гражданке. Но неужели он настолько доверчив и глуп, чтобы не отметить отсутствие прямой связи между задачей чистки туалета и судьбой страны?

 

С другой стороны, офицеры и сержанты иногда ценят свои звания. Так, может быть, они, раз солдат отказался чистить туалет, ради сохранения своего звания станут этим заниматься? В такой ситуации применим латинский эпитет «Святая простота!», отпущенный Гусом, когда его сжигали на костре инквизиции, а бабулька божий одуванчик из толпы подкинула бревно.

 

А если рассмотреть не ситуацию с туалетом, а более приближенную к боевой обстановке ситуацию с рытьём окопа на учениях? Ведь солдат, видя, что офицеры и сержанты в рытье не участвуют, может и сам отказаться, тем более что и здесь судьба Родины от его работы не зависит. Как быть командирам? Применить дисциплинарный арест? Но окоп после ареста солдата сам рыться не станет.

 

Но, раз метод кнута прописан в уставах не слишком внятно, может быть, здесь имеется эффективный метод пряника? Читаем Устав дальше:

 

«К военнослужащим могут применяться следующие виды поощрений:

снятие ранее применённого дисциплинарного взыскания;

объявление благодарности;

сообщение на родину (по месту жительства родителей военнослужащего или лиц, на воспитании которых он находился) либо по месту прежней работы (учебы) военнослужащего об образцовом выполнении им воинского долга и о полученных поощрениях;

награждение грамотой, ценным подарком или деньгами;

награждение личной фотографией военнослужащего, снятого при развернутом Боевом знамени воинской части;

присвоение рядовым (матросам) воинского звания ефрейтора (старшего матроса);

досрочное присвоение очередного воинского звания, но не выше воинского звания, предусмотренного штатом для занимаемой воинской должности;

присвоение очередного воинского звания на одну ступень выше воинского звания, предусмотренного штатом для занимаемой воинской должности;

награждение нагрудным знаком отличника;

занесение в Книгу почёта воинской части (корабля) фамилии отличившегося военнослужащего;

награждение именным холодным и огнестрельным оружием» (п. 19 Устава).

 

Больше всего в этом перечне мне понравилось награждение фотографией на фоне флага. Всегда мечтал получить такую. Делов-то в Фотошопе на пять минут – зачем ради этого тратить год или два жизни, расходовать драгоценное здоровье и оказываться в чудовищно сложных бытовых условиях? Деньгами солдат также награждать не принято, а к грамотам отношение как, простите, к туалетной бумаге.

 

Так что ни один из приведённых вариантов не является тем, ради чего солдат станет самоотверженно служить, желая получить это что-то. Ничто не дотягивает и до фактора экономического принуждения, когда от эффективности работы зависит благополучие семьи. Да и такое принуждение с российским менталитетом работает не слишком эффективно, что отчётливо проявляется в постоянных мелочных невозвратах или просрочках кредитов, уходов в запои и прочих проявлений личной недисциплинированности людей на гражданке.

Так что, как ни крути, ответственность в армии для солдата должна быть неотвратимой и серьёзной. Простого внушения и убеждения, которые установлены как основные приёмы обеспечения дисциплины, недостаточно. Никакого сознания воинского долга в реальной действительности не существует не то что среди новобранцев, но и среди старослужащих и даже офицеров. Отсюда и вырастают дедовщина с уставщиной. Официальный запрет на применение насилия и унижений с лихвой компенсируется неофициальным их разрешением.

 

Принципы ответственности при дедовщине и уставщине мы разбирали в самом начале части. Для дедовщины характерна персонификация ответственности, когда банально бьют морду конкретному виновнику и до него с каждым ударом всё больше и больше доходит, что он был неправ. При уставщине ответственность несёт уже всё подразделение. Это средство «воспитания», когда на провинившегося психологически, а то и физически, давят все сослуживцы. Здесь сам наказываемый находится на некой эмоциональной грани, с одной стороны которой – моральное чувство ответственности перед сослуживцами, а с другой – страх перед животной всесокрушающей силой коллектива, могущего в любой момент растерзать причину своих «горестей». Меры ответственности всего подразделения могут применяться и при дедовщине вышестоящими командирами как способ воздействия на нерадивых старослужащих. Это делается, по большому счёту, чтобы они разозлились на «накосячивших» молодых.