Офицеры

В армии бывает две категории офицеров. Одни из них заканчивают военные учебные заведения и приходят в войска после их окончания – их называют кадровиками. Другие заканчивают гражданские высшие учебные заведения и военные кафедры при них. Таких офицеров в армии именуют «пиджаки», подчёркивая их гражданскую интеллигентскую (в ругательном значении) суть.

 

Между этими двумя категориями существуют серьёзные различия в свойствах личности составляющих их людей. Пиджаки – это недавно ещё гражданские люди, с соответствующими понятиями, зачастую более розовыми и воздушными, нежели у кадровиков. Последние не просто учились в учебных заведениях, но уже в них жили в казармах и в коллективах, поэтому лучше знают, что из себя представляет человек как существо социальное. Они и иначе относятся к людям, умеют квалифицированно командовать и подчиняться.

 

А ещё кадровики прочувствовали на своей шкуре все прелести социального неравенства. Они уже прожили несколько лет в условиях, в каких живут срочники в армии, когда каждая копейка дорога и малейшее улучшение положения, любая вкусность воспринимаются за наивысшее благо; ради таких мелочных улучшений они готовы на многое пойти. Но, главное, они научились ценить эти незначительные улучшения и привыкли к лишениям, а значит, на них проще воздействовать: поощрение и наказание будут иметь в случае с ними гораздо большее воспитательное воздействие, нежели в случае с зажравшимися выпускниками гражданских учебных заведений. Этим, отчасти, объясняется почему кадровые офицеры на практике дольше дожидаются повышения, чем пиджаки.

 

Для офицеров объективно предпочтительней либо кадровики, либо бывшие солдаты-срочники, – те и другие уже усвоили армейские правила поведения и психологически стали адекватны армейской жизни.

 

Среди офицеров существуют жёсткая иерархия и социальное неравенство, основанные на абсолютном подчинении нижестоящих офицеров вышестоящим. Офицер должен безоговорочно подчиняться вышестоящему офицеру, оказывать ему знаки уважения (воинское приветствие и т.п.). Вышестоящие гоняют нижестоящих, как те – своих солдат, они же их и наказывают, и отчитывают, как детей малых. Младший офицер стоит, понурив голову, когда его отчитывает старший по званию, – как нашкодивший мальчишка, сознающий, правда, свою вину. Кадровые офицеры при этом сильнее пиджаков восприимчивы к психологическому давлению, будучи надломленными (выдрессированными) ещё во время обучения.

 

Но на всех офицеров одинаково воздействует лишение их части зарплаты. Лишить может командир части, причём, суммы довольно значительной: всех дополнительных выплат и до 50% основной зарплаты – такой метод воздействия понимает уже каждый. На практике, однако, бывает достаточно просто отчитать офицера, так как он уже достаточно вышколен и, чтобы больше не подвергаться обливанию грязью, приложит максимум усилий для исправления положения.

 

Чем ниже в иерархии стоит военный, тем меньшую ценность он представляет для общества и в большей мере является пушечным мясом; на него также сыплются все шишки, его делают крайним в любом деле. Ведь распределение ответственности в армии строится от высшего к низшему, подобно движению по цепочке людей разряда тока. А, как известно, наибольший вред от тока получает замыкающий цепь. В нашем случае, т.е. среди офицеров, это лейтенантский состав; достаётся и другим в цепочке, но в разной степени.

 

Необходимым спутником иерархии является социальное неравенство. В армии даже официально оно проявляется в массе мелочей. Например, комдив ездит везде на УАЗике, а командующий армией – летает на вертолёте. Есть, однако, ещё и неофициальная составляющая. Чем выше стоит офицер, тем больше у него возможностей улучшить своё материальное благополучие за счёт использования служебного положения. Жизнь офицера так срастается со службой, что он воспринимает использование подчинённых ресурсов в своих личных интересах, как нечто само собой разумеющееся. И ни у кого не возникает вопросов по этому поводу. Реально офицеры нарушают закон, воруют государственные материальные средства, но им по факту дано право так поступать. И чем выше статус, тем больше появляется возможностей нелегального заработка.

 

Таким образом, в финансовом отношении вышестоящий по должности офицер получает немножко больше нижестоящего как официально, так и неофициально; он имеет и больше свободного времени, что является важным фактором социального положения. Все эти мелочи в совокупности дают гораздо лучшее положение и благополучие, а привыкшие ценить малейшее улучшение офицеры воспринимают таковые за наивысшее благо.

 

В этом свете интересен вопрос соотношения должности и звания. От должности зависит не только официальная зарплата офицера, но и неофициальная её часть, так как объём и характер подчинённых офицеру ресурсов определяется именно занимаемой должностью. А вот отношение солдат, и даже офицеров, и вообще всех окружающих зависит именно от звания. Сначала люди смотрят на погоны, а уж затем на должность, которую они могут и не знать, и никогда не узнать в дальнейшем. С этим бывают связаны интересные казусы, когда, с одной стороны, на довольно высокой должности может оказаться и младший офицер, и даже прапорщик, в силу должности уполномоченный командовать капитанами и майорами, не говоря уже о лейтенантах, а, с другой стороны, эти самые подчинённые по должности офицеры отказываются ему подчиняться или подчиняются весьма неохотно.

 

Основная задача офицеров – организовывать функционирование армии и решать стоящие перед ней задачи. Очевидно, что это предназначение гораздо шире, нежели просто командование. Помимо командования, его составляет воспитание солдат и подчинённых, а также выполнение работ, требующих высокой квалификации. Причём разные офицеры могут иметь узкую специализацию на одном из указанных направлений работы и практически не соприкасаться с другими направлениями. Офицер может быть как полевым (боевым), т.е. командующим подразделением, так и штабным, занятым работой с бумагами, и даже учёным или аналитиком. Офицер может также работать с техникой, заниматься её обслуживанием, разработкой и созданием. В общем, офицер – это не просто командир.

 

Но, чем бы офицер ни занимался, он имеет более высокий социальный статус, нежели простые люди. У него также в подчинении всегда находятся бойцы или гражданские лица. Он привилегированный гражданин своего общества, имеющий высокий статус в связи с исключительной важностью роли, которую выполняет, – непосредственное обеспечение выживания общества любыми доступными средствами. Офицер имеет карт-бланш на легальное использование оружия, на совершение действий, запрещённых простым смертным, вплоть до убийства и допуска на особые объекты. И он сознаёт своё исключительное положение, испытывает некоторую гордость им. К гражданским относится свысока, либо презирая их, либо надменно-благородно, как старший брат, – в зависимости от характера и степени развития интеллекта.

 

В конечном счёте задача офицера сводится к обеспечению выживания общества и сохранению существующей социальной организации крайними методами и средствами. Это позитивная (в смысле, не хорошая, а объективно благоприятная для общества) сторона крайнего проявления социальной борьбы. Офицер стоит, таким образом, на острие социальной борьбы за самосохранение существующей социальной организации общества.

 

При этом офицер – каждый офицер – есть личность не только из-за наличия у него некоего высокого социального статуса; он ещё должен обладать определённым внутренним стрежнем и руководствоваться в своей деятельности не только приказами, но и идейными соображениями, по крайней мере, нести ответственность за подчинённых солдат. Для этого он должен иметь нечто, дающее ему возможность в случае несоответствия приказов интересам народа, чести офицера и солдата, отказаться выполнять такой приказ. Грубо говоря, офицер должен иметь своё мнение и честь и отстаивать их даже ценой жизни и должности. Для этого он и наделяется особым исключительным социальным статусом, когда даже вышестоящие офицеры не могут просто перешагнуть через его мнение. Ему по факту дано право упираться рогом и стоять на своём. Конечно, подобная вспышка может стоить ему карьеры, но это уже потом, а здесь и сейчас, в судьбоносный для Родины момент, он может и должен высказать свою позицию и отстоять её всеми доступными способами. Уже по самим правилам отбора, подготовки, качеству человеческого материала, офицеры должны стоять выше солдат.

 

В современной же России мало кто из офицеров имеет свой внутренний стержень. Подавляющее большинство, не моргнув глазом, начнёт убивать своих соотечественников, если придёт такой приказ. Есть люди принципиальные, но их очень мало.