Переживания отщепенца

В идейном отношении армия мне напоминает пустыню. Причём не раскалённую, а холодную, где дуют пронизывающие ледяные ветра, сдувая снег с ледовой поверхности и превращая окружающее в бескрайнее ледовое поле. Всякий живой здесь неминуемо гибнет. Идеи погибают сразу, в зародыше, овеваемые страшным ветром приказов, корчатся на ледовом поле коллектива и социальной иерархии.

 

В самом начале я попытался что-то сказать людям, объяснить, привнести в отношения что-то светлое, но они не только не приняли этого, они высмеяли меня. Причём в качестве аргументов, опровергающих мои доводы, привели элементы обыденной рутины жизни, бытовые моменты, то есть они не смогли даже заглянуть в суть явлений, хотя я им открыл дорогу. Возможно, дело во мне и в моих аргументах: я плохой оратор. Но то, что другие пусты, лишены всяких убеждений и имеют лишь мелочное понимание социальных явлений на бытовом уровне, есть факт.

 

Ладно, согласен: в армии какие-то идеалы солдату иметь невероятно сложно. Но вот офицер уже должен иметь внутренний стержень, не обязательно идеалы. Он должен иметь нечто, дающее ему возможность в случае несоответствия приказов интересам народа, чести офицера и солдата отказаться выполнять такой приказ. Для этого он имеет возможности, хотя и понесёт некоторую ответственность; но он здесь Человек, и ответственность не слишком велика. Скорее всего, у него появятся определённые проблемы с повышением и будут применены методы материального наказания. Солдат же абсолютно бесправен, и наказание его за невыполнение приказа ждёт действительно жестокое. Да и не только по возможностям, но и по самим правилам отбора, качеству человеческого материала, офицеры стоят выше солдат. Реально же мало кто из офицеров имеет свой внутренний стержень: подавляющее большинство, не моргнув глазом, начнёт убивать своих соотечественников, если придёт такой приказ. Есть люди принципиальные, но их гораздо меньше.

 

При всём при этом меня здесь поразил один факт: большинство ребят, пришедших служить, пришли по своей воле. Раньше мне казалось, что в армию государству приходится буквально сгонять призывников и большинство идёт исключительно под принуждением. Оказалось, что это не так. Мотивы у ребят сильно различаются: кто-то пошёл из-за убеждений, кто-то из-за того, что все в его семье служили и родственники просто не поймут отказа служить, кто-то потому, что все сверстники служат, но чаще приходят просто потому, что надо. У таких ребят не возникает особых вопросов по причине службы: надо, значит надо, и всё тут. Эти люди просто приплыли в армию по течению жизни, не особо ему сопротивляясь.

 

Сознание всего этого навевает тоску и чувство какой-то беспросветности. Единственная отрада – написание научного трактата и чтение время от времени. Творческая работа для меня здесь настоящий светоч. И это не просто слова: иногда приходится только за неё и цепляться, чтобы вернуть внутреннее спокойствие и уверенность в осмысленности своего существования в армии.

 

Основная проблема – не с кем душевно пообщаться. Меня просто не понимают – как мои идеалы, так и абстрактные рассуждения. На гражданке с этим тоже была некоторая проблема, но здесь она переросла в проблему, поистине, эпохальную. Люди разучились не только верить в идеалы, но даже понимать людей, одержимых идеалами. Ещё и это моё юридическое образование даёт о себе знать время от времени - голова-то повёрнута в совсем ином направлении, чем у большинства.

 

Хотя есть здесь один офицер, с которым мне действительно можно говорить, проявляя все свои навыки и способности. Он тоже юрист – замполит одной из рот, – и на нём фактически лежит вся серьёзная юридическая работа части. Он имеет своё мнение по многим вопросам и способен при необходимости подобное мнение выработать. Его богатый опыт жизни в армии и умение думать обеспечили меня несколькими бесценными идеями и фактами для анализа. Одно плохо: он через несколько дней уйдёт на дембель.