Положение делопроизводителя

В штабе войсковой части любого уровня очень много бумажной работы, связанной с подсчётом и перемещениями личного состава части. Испокон века этой работой занимались специальные делопроизводители, представленные в наше время частично наёмным персоналом, а частично, особенно в качестве непосредственных исполнителей, обычными солдатами-срочниками. Среди последних иногда попадаются хорошо подготовленные специалисты, закончившие юридические, экономические или бухгалтерские вузы, которых грех не взять на квалифицированную бумажную работу. Срочники в качестве делопроизводителей гораздо лучше наёмников, так как прекрасно знают весь личный состав (живут с ним в одной казарме), ситуацию внутри подразделений, а главное, они гораздо исполнительней наёмников из-за боязни потерять привилегированное положение и вышколенности армией. В данной главе мы рассмотрим положение именно второй категории делопроизводителей – из солдат срочной службы.

 

В современной армии для делопроизводителей, помимо бумажной работы, добавилась ещё и работа с компьютером, вплоть до его ремонта. Поэтому делопроизводителей-срочников в наше время в частях часто называют компьютерщиками.

 

Компьютерщик занимается обслуживанием компьютеров, а также ведёт делопроизводство по части. Он фактически выполняет работу, которую должны делать офицеры командования части: суточные приказы по перемещению бойцов части, оформление отпусков и командировок, приказы о награждении и поощрении, установочные документы части, даже элементы уголовного делопроизводства, составление характеризующих документов, составление и отправление запросов, ответов на запросы. Некоторые могут заниматься имуществом, в том числе и техникой, оформлением её перемещения. Компьютерщик оказывается правой рукой высших командиров, их адъютантом. При этом такой должности для солдат-срочников официально не существует, а на должности делопроизводителей обычно оформляют контрактников. По официальным установкам в штабах не должны работать срочники, по факту же они повсеместно здесь используются. Нелегально. Иногда доходит до смешного: распоряжение в нижестоящие части от вышестоящей о необходимости убрать всех срочников из штабов составляет работающий в этой самой части срочник.

 

Компьютерщик (для краткости в некоторых частях его называют просто «хакер») находится в подразделении на особом положении, в силу которого его многие не воспринимают всерьёз за конкурента в борьбе за жизненные блага. Это обусловлено прежде всего тем, что на должность компьютерщика отбирается воинским коллективом человек с особым складом характера и интеллектуальными качествами. Он должен быть усидчивым и терпеливым, остроумным, знающим, не гнушающимся любой работы и не наглым, не должен зарываться и должен страшиться ответственности; для него потеря положения хакера есть самая страшная из угроз. Означенные качества хакера дают побочное свойство: он представляет собой человека исключительно коммуникабельного, быстро сходящегося с людьми и довольно изворотливого. Последнему учит и армия. Другая группа качеств, которые приветствуются у компьютерщика, – это наличие определённой гражданской квалификации, полученной до попадания в армию. Но данное требование является, скорее, вспомогательным, нежели основным.

 

Естественно, такого человека не так-то просто найти. Его можно отобрать, а затем несколько подкорректировать в интересах работы, сделать более покладистым, что достигается отправкой его в подразделение для обработки. А уж там его с большой долей вероятности доломают до нужной кондиции.

 

Хакер занимается совсем не той работой, какой в армии занимается большинство. В этой связи существует одна закономерность психологии: занятые определённым делом люди считают всех остальных, кто не занят именно этим делом, ничего не делающими вообще. И если их ставишь перед фактом, что занятия бывают разными, они начинают твердить, что их работа тяжелее выполняемой тобой. В общем, если следовать обывательской логике, если ты не делаешь того же, что и сам рассуждающий, то ты ничего не делаешь. Естественно, все считают, что компьютерщик ничего не делает и живёт, в отличие от своих сотоварищей, припеваючи. Конечно, хакер изолирован от многих проявлений негативной стороны армейской жизни, что даёт основание многим людям думать о хакере как о неполноценном члене коллектива; с другой стороны, именно по этой обособленности о компьютерщике судят как о человеке (личности). Но всё это вовсе не означает, что компьютерщик валяет дурака. Работа за компьютером по 16 – 20 часов в сутки, беготня по поручениям, подсчёты личного состава являют собой лишь разновидность армейской работы, выматывающей не меньше нарядов и рытья окопов. В ней нет ничего творческого – это обычная изнуряющая работа по-армейски, без продыху. Но даже если сослуживцы этого не понимают, положение в подразделении хакера позволяет ему игнорировать любое отношение со стороны коллектива. Ведь он находится под защитой начальства – раз, два – в нём заинтересованы многие члены коллектива (им от него что-то надо, что-то, что может дать только он как хакер); три – он, как человек коммуникабельный, быстро обрастает друзьями и знакомыми, особенно среди увольняемых (они особенно сильно от него зависят, да и просто истосковались и хотят знать все новости из штаба для хоть какого-то развлечения).

 

Так что компьютерщик – должность особая: её вроде бы официально нет, но реально она играет огромную роль. Занимающий её человек имеет особый статус и особый склад характера. Он один на всю войсковую часть, что делает его в некоторых отношениях выше любого офицера. Тем более, офицеры сами от него зависят.

 

Когда хакеру приходит черёд увольняться, он начинает подвергаться всяческим гонениям со стороны начальства. Начальство начинает обращать внимание на такие мелочи в поступках компьютерщика, на которые ранее внимания не обращало, подмечает любые недочёты и реакцией на них даёт понять, что ему здесь уже не место, и он должен либо уходить в подразделение, либо готовить себе преемника. Тогда начальство немного оттаивает, но ровно настолько, чтобы можно было спокойно готовить замену.

 

Ещё компьютерщику обязательно устанавливается какой-то «дембельский аккорд», связанный со штабом. Чаще всего это, конечно же, компьютерные прибамбасы, но может быть и нечто неординарное, типа письменного стола или ремонта в штабе. Так как хакер ближе всего к начальству, ему постоянно давят на психику, вынуждая что-либо купить, и могут даже затягивать с увольнением. В итоге компьютерщикам частенько приходится увольняться через прокуратуру.

 

В подразделении хакеру лучше не появляться. После попадания сюда коллектив начинает отыгрываться на нём за весь срок, на который боец вырвался из-под его, коллектива, контроля. Коллектив не терпит ни капли вольности от своих членов. Даже распущенность руководителей – это не что-то личное, а нечто, что допускает коллектив для руководителей в качестве привилегии. Хакера изначально вырывают из коллектива, и он оказывается под защитой руководства. Подразделение всячески пытается его вернуть и кнутом, и пряником, даже лебезя перед ним, но, как только тот возвращается, отыгрывается за потраченные усилия. Так что хакера станут неминуемо унижать, поручать самую «позорную» работу, просто издеваться: вот она, подлинная человеческая натура – натура гнусной социальной твари.

 

Компьютерщик выполняет работу, требующую профессиональных навыков и опыта, поэтому эта должность относится к разряду тех, где практикуется преемство, обучение дембелем своего «молодого» преемника. При этом преемник проходит тщательный отбор, как и сам дембель когда-то.

 

В процессе работы хакер сталкивается с махинациями руководства частью, вынуждается покрывать их и за это имеет определённое вознаграждение – иногда материальное, но чаще просто особым статусом и отношением командиров. Ему сойдёт с рук то, за что обычный солдат будет жестоко наказан. Начальство также закрывает глаза на некоторые его вольности и махинации. В некоторых ситуациях он может себе по факту позволить такое, за что будет наказан в случае, если это станет известно начальству. Так, продажа сослуживцам пустых «увольняшек» (карточек с печатью командира части, дающих право находиться в увольнении) суть полулегальное занятие любого компьютерщика, о чём знают командиры; то же самое можно сказать и о добавлении себя в приказ, где перечислены уезжающие в район боевых действий. А вот покрывательство в бумагах бойцов, сдаваемых на работы отдельными командирами подразделений за вознаграждение, суть явление, выходящее за рамки дозволенного. Правда, даже то, что допустимо по факту, всё равно наказуемо, если такой боец засветится и будет пойман с поличным. Отличие здесь в том, что командиры догадываются о подобных манипуляциях компьютерщиков, но ничего не предпринимают для выяснения истины. В случае же с продажей бойцов даже намёк на это заставит командиров искать ответы и трясти в том числе и своих штабных.

 

Возникает вполне закономерный вопрос: почему работу контрактников и офицеров выполняет какой-то безвестный срочник? Что мешает самому офицеру или контрактнику заниматься ею? Здесь нужно иметь в виду, что в армии действует закон, характерный для любого коллектива: большинство людей стремится делать как можно меньше, но получать при этом максимально много. Так что ничего удивительного в желании офицеров перекинуть на срочников свою работу нет. Наиболее удобное для них положение, когда работу делопроизводителей выполняет срочник, могущий ещё и иметь специальность, близкую выполняемому делу, а самим офицерам остаётся только контролировать выполнение работы и не давать компьютерщику слишком «зарываться» (т.е. вести себя независимо). С другой стороны, на должности делопроизводителей контрактников принимают обычно по блату, причём, не всегда даже на уровне командования частью, чаще – на уровне ещё более высоком. Не редки ситуации, когда делопроизводителями оказываются родственники высокопоставленных офицеров. Такие «работнички» не расположены хорошо работать, рычагов же давления на блатных у командования частью практически нет. Поэтому командиры вынуждаются привлекать к реальной работе обычных солдат, которые уж точно будут делать свою работу качественней наёмников. В последнем, кстати, кроется третья причина, почему к работе делопроизводителей привлекают срочников. Высокое качество работы простых солдат обусловлено тем, что они кровно заинтересованы в успешном выполнении поставленных задач, так как от этого зависит их привилегированное положение в воинских коллективах. Дамокловым мечом над компьютерщиками висит также боязнь оказаться в подразделении без защиты – тогда коллектив здорово отыграется за всё время, что был лишён контроля над ними. Наконец, сам отбор кандидатур производится так, что к работе допускается солдат с развитым чувством ответственности или предпочитающий заниматься реальным квалифицированным делом, от которого видна отдача и которое позволяет сохранять квалификацию, ясность мышления. Так что реальность службы вынуждает офицеров привлекать к работе делопроизводителей солдат срочной службы, и альтернативы этому на текущий момент просто нет. На примере ситуации с делопроизводителями можно также видеть, во что превратится контрактная армия в российских условиях.

 

Всё сказанное выше относится в той или иной степени к любому солдату-специалисту. Водители носятся со своими машинами и буквально спят с ними, приторговывая при этом горючим и запчастями, – офицеру главное, чтобы машина была на ходу тогда, когда это необходимо для дела. Зачастую водителю для этого приходится тратить вырученные от продажи горючего деньги на запчасти для своей машины. При этом водители живут обособленно от прочих солдат, буквально днюя и ночуя со своей техникой, поэтому оказываются изолированными от многих «прелестей» казарменной жизни. Нечто подобное имеет место и в случае с другими ответственными и важными солдатскими должностями. Компьютерщики и водители просто суть характерные, наиболее рельефные примеры.

 

Интересно, что все специалисты одной квалификации образуют что-то вроде клуба по интересам – постоянно общаются между собой и помогают друг другу. Причём за помощью можно смело обращаться к специалисту из чужого подразделения, части, даже если не знаешь его лично, главное, чтобы совпадала специфика работы (оба были водителями, компьютерщиками, писарями, поварами и т.п.).