Порядок в советской армии

Перед тем, как начать описывать особенности организации армии Советского Союза, я хотел бы обратиться к людям, служившим после 1967 года. Не смейтесь и не плюйтесь раньше времени, дочитайте главу до конца. Отмеченные ниже особенности составляют потенциальные возможности для наведения порядка, которые стали именно возможностями с конца шестидесятых годов, а до этого являлись жёсткой реальностью раннего коммунизма в России. Вы столкнулись с периодом, когда из этих механизмов была выхолощена вся их позитивная роль, когда они фактически бездействовали. Для полноты картины необходимо прочитать эту главу вместе с последующей главой, именуемой «Несколько слов о причинах роста дедовщины в позднем СССР», - только тогда картина окажется полной.

 

В коммунистической России армия играла огромную роль. Она здесь была постоянно задействованным фактором выживания общества: после Великой Отечественной войны не проходило и года, чтобы Советский Союз не участвовал бы в каком-нибудь военно-политическом конфликте – официально ли или тайно. СССР сформировал даже особую международную стратегию поведения с опорой на вооруженные силы. Через это армия постоянно поддерживала свой тонус. Одновременно с методической регулярностью проводились учения, многие из которых становились политическими операциями «холодной войны». Вынужденное выживать в постоянной борьбе за существование с Западом советское общество не жалело средств на армию, причём, как материальных, так и идеологических, психологических, организационных. Оно свято берегло свою армию, прилагая неимоверные усилия для поддержания её высокой боевой эффективности и высокого морального духа военнослужащих (от рядовых солдат до самых верхов командования). В итоге армия оказалась четвёртым элементом властного конгломерата: Партия – КГБ – Научно-технический комплекс. И при всех недостатках советского общества его армия была уникальным явлением: она впитала в себя все лучшие свойства своего общества.

 

Важнейшим элементом советской армии была традиция офицерства, уходившая корнями в офицерство Российской империи и только укрепившаяся за годы Великой Отечественной войны и в боях «холодной войны». Основную массу офицеров характеризовали такие качества, как идейность, осмысленность и самоотверженность в службе. Эти качества офицеры впитывали ещё в школах и только развивали в высших и средних военных учебных заведениях; в последних будущих офицеров именно воспитывали, превращая в настоящих Офицеров.

 

Была в обществе ещё и другая традиция – заботы друг о друге и о солдате. Эта традиция также восходит к Российской империи и к великой советской истории. Огромное значение в её укреплении сыграла Великая Отечественная война, буквально спаявшая советское общество отношениями товарищества и взаимной поддержки.

 

В советское время идеология, пропаганда и вообще вся система обучения и воспитания была направлена на воспитание лучших качеств в человеке. И какие бы негативные сопутствующие этому воспитанию элементы ни вскрывали диссиденты, как бы ни поливали грязью показной характер советского воспитания, оно имело очевидные позитивные результаты. Так, патриотический мотив в армии был исключительно силён; был смысл службы, осознаваемый большинством, что определяло атмосферу в частях.

 

Отмеченные выше политические акции, боевые заграничные командировки, частые учения – всё это, наряду с хорошей подготовкой и постоянной занятостью бойцов, просто не оставляло места для ничегонеделания старослужащих и сержантов, не давая почвы для злоупотреблений ими своей властью над молодыми, а зачастую и самой такой власти.

 

Как следствие всего сказанного выше, коллективы были дружнее, старослужащие помогали молодым и не зарывались так сильно.

 

Не давали зарываться солдатам и офицеры, свято блюдя дисциплину. Офицеры в советское время с честью выполняли одно из основных своих предназначений – воспитания в бойцах чувства ответственности, поддержания в них патриотического мотива. Одновременно воспитывались дисциплина, необходимость следовать приказам и уважать социальный статус, что достигалось методами кнута и пряника; широко практиковались гауптвахты.

 

Сержантов, кроме того, контролировали старшины, а традиция старшинства также восходила к Великой Отечественной войне, уходя в глубины российской истории. Если вы служили в армии, то должны знать, что больше всего любой сержант боится даже не офицера и не высшее командование, а старшину роты, которым обычно является весьма своеобразный по убеждениям и психологии прапорщик (подробнее глава «Прапорщики»). Кроме того, старшина – это не только должность, но ещё и звание, которое мог получить за особые качества сержант. И советский старшина действительно обладал особыми качествами личности, выступая проводником традиций товарищества и взаимопомощи в воинских коллективах, контролируя в этом отношении сержантов (проще говоря, не давая им зарываться).

 

Существовала развитая система доносов, в каждом коллективе выделялись не только лидеры, но и доносчики, причём, как общеизвестные, так и скрытые. Коллективы жили в атмосфере, когда каждый понимал, что, в случае чего, донос неминуемо будет сделан. Это являлось своеобразным дамокловым мечом для коллектива, занесённым над всеми без исключения, – даже самые отморозки прекрасно понимали ситуацию, что заставляло их не один раз подумать, прежде чем совершать что-то гнусное.

 

В продолжение офицерского контроля и системы доносов имелся трёхуровневый контроль: со стороны Партии (замполиты), Особого отдела КГБ (особисты) и высшего командования части. Все они вовсю эксплуатировали систему доносов и драли три шкуры с офицеров, сержантов и солдат за проявления разгильдяйства, недисциплинированности и преступных поползновений.

 

Необходимо также учитывать характер человеческого материала в советском обществе вообще. Он был образованным и пластичным. Собственно, уже сама образованность делает человека пластичней и рациональней по отношению к окружающей социальной реальности, т.е. ещё более приспосабливает к жизни в обществе. Образование (наличие знаний о реальности, в том числе и социальных) подразумевает воспитание (привитие навыков социального поведения); они неразделимы и всегда идут рука об руку. Советское общество отличалось высочайшим качеством воспитания человека, дрессировки его в адекватном коллективистскому духу коммунизма направлении. Людей с детства приучали к коллективной жизни, к коллективной дисциплине и поведению. Поэтому даже в тех частях, где дедовщина имела место, молодые солдаты переносили её менее болезненно, их не надо было принуждать что-либо делать особенно жестокими методами: они быстро усваивали правила дедовщины и адаптировались к ней, не создавая старослужащим особых проблем с их воспитанием в нужном им духе. Кроме того, помня о неминуемой ответственности (а с учётом обозначенного выше качества и количества контроля, такая ответственность становилась именно неизбежной), старослужащие не позволяли себе крайностей – преступлений и использования молодых в своих личных интересах сверх всякой меры. Социальный статус давал им только возможность быть командирами, иногда уходить от работы и чрезвычайно редко откровенно перекидывать всю работу на молодых. Но даже такие части с «нормальной», «цивилизованной» дедовщиной не определяли общей ситуации в армии, были на общем фоне исключением. Правда, в последние десятилетия существования Советского Союза наметилась отчётливая тенденция к их преобладанию, что было связано с общим ростом степени достатка и расслоения общества. Некоторые исследователи также связывают рост частей с жёсткой дедовщиной со снижением качества призывного материала после 1967 года, когда в армию стали брать лиц с уголовным прошлым, а равно и потенциальных уголовников, которым давался выбор – служить или сидеть. Впрочем, последнее касалось не всех войсковых частей, а лишь самого «низшего», наименее привилегированного звена войск (например, стройбатов). В остальные рода войск, а в особенности в стратегические и спецвойска, отбор производился по-прежнему строжайший.

 

Всё это не давало проявиться коммунальному буйству, делало отношения товарищескими, одновременно обеспечивая реализацию целей армии, эффективность выполнения приказов. Ядро коллектива не перерастало в надколлектив, – для этого попросту не было условий в армейской реальности.

 

Да, дедовщина была, но не доминировала абсолютно, и с ней старались бороться всеми подручными средствами. Кроме того, советская дедовщина выливалась в худшем случае в перекладывание на молодых основной работы и обслуживание отдельных дедушек в бытовом отношении. Таким зверством и такой изощрённостью методов, как современная российская, советская дедовщина похвастаться не могла. Отзывы представителей поколений, испытавших на себе советскую дедовщину, кажутся блёклыми по сравнению с тем, с чем приходится сталкиваться ребятам в современной российской армии.

 

Поэтому в советскую армию не надо было загонять силком. Ребята сюда рвались сами, родители стремились отдать сына в армию, чтобы здесь в нём воспитали чувство ответственности, «сделали человеком», как это называлось; в обществе даже считалось позорным, если парень не отслужит в армии.

 

Вместе с тем, не стоит идеализировать советскую армию. Дедовщина в современной России пришла к нам именно из армии советской. Но нужно чётко разграничивать армию периода юности советского коммунизма (во времена Сталина и более поздние времена Хрущёва) и армию зрелого советского общества. В первом периоде все отмеченные выше механизмы работали как часы, злоупотребления своим положением со стороны старослужащих были скорее исключением из правил. Во втором периоде уже началось утверждение в войсках доминирования дедовских отношений – где-то с конца шестидесятых годов, - что оказалось проявлением в армии общей тенденции Советского Союза, привёдшей его к всестороннему социальному кризису. Подробнее об этом смотрите следующую главу «Несколько слов о причинах роста дедовщины в позднем СССР».