Синдром дембеля

Когда сообразительный молодой человек попадает в армию, он первое время поразительно работящ и деятелен. Его интересует всё окружающее – от отношений с людьми до природы; ему интересно выполнять непривычную работу, учиться новому. Есть, конечно, категории людей, работать не расположенных, но на таких всегда найдётся управа и средства, подстёгивающие энтузиазм.

 

Постепенно молодой и деятельный солдат входит в курс всех дел, узнаёт, как надо реагировать на те или иные обстоятельства, а работа ему так и вовсе приедается. Те, кто не был работящ по жизни, находят пути уклонения от работы, а вскоре и работящие встают на их путь, – начинается эпидемия сачковательства, с которой борются доступными в армии средствами.

 

Чем дольше люди служат, тем в большей мере заражаются жаждой сачковательства. И тут нет ничего удивительного: если соблюдать все требования уставщины, то будешь занят постоянно, причём, работой исключительно примитивной и черновой. Стремление уклониться от общественной работы порождается ещё и тем, что ребята постепенно втягиваются в армейскую жизнь и находят определённые способы развлечения. У людей появляются свои интересы, что само по себе порождает стремление побольше времени уделять именно им в ущерб интересам общественным.

 

Именно стремление уйти от работы, даже если при этом останется только плевать в потолок от безделья, я называю синдромом дембеля. Почему именно синдром дембеля? Из-за неуклонно действующей зависимости: чем дольше служишь, тем меньше энтузиазм и стремление трудиться, и сильнее жажда ничегонеделания. При дедовщине к субъективному желанию и необходимости разнообразных ухищрений добавляется полуофициальное принятие синдрома за правило поведения. Считается, что, если старослужащий сделает что-то сам, он неминуемо упадёт в глазах сослуживцев. Доходит до того, что молодые подшивают старослужащим кители и таскают им еду из столовой, – самим дедам лень выйти и сделать сотню шагов до соседнего корпуса. Говорят: «По сроку службы не положено» или «По сроку службы полагается».

 

Синдром дембеля имеет ещё одно серьёзное основание. Дело в том, что под дембель боец отходит от армейской жизни психологически, ещё оставаясь в армии физически. Он перестаёт жить армией; армейская жизнь протекает где-то рядом, но психологически – бесконечно далеко. Он всё больше перестраивается на гражданские правила поведения, думает о доме, планирует свою жизнь, вкладывая в размышления то, чему он научился в армии, что понял здесь о себе, о своих домашних и о людях вообще. В мыслях он уже живёт гражданской жизнью. Это состояние подстёгивает постоянное общение с другими дембелями, а также регулярные вечерние разговоры по сотовым телефонам с друзьями, родственниками и девушками.

 

Со стороны подобное состояние души проявляется в спокойствии, приятии того, к чему раньше дембель мог относиться очень агрессивно, а также в отеческом отношении к молодым, интересе к их личности, проблемам и чаяниям. Вместо работы для армии он предпочитает молчаливое созерцание, раздумья и пьянки.

 

При появлении синдрома вступает в силу ещё один закон психологии: чем меньше человек работает, тем меньше его тянет поработать. Это одна из ключевых линий, по которым в армии тупеют: уж лучше примитивная работа, чем её полное отсутствие; при любой работе приходится хотя бы чуть-чуть, но шевелить мозгами.

 

Подобная зависимость является частным случаем закона экзистенциального эгоизма, в соответствии с которым человек стремится всегда действовать в своих интересах и при первой же возможности использует для этого все доступные ему средства.

 

Методов уклонения от службы огромное количество. Крайним методом является самовольное оставление части; к повседневным относятся такие методы, как перевод работы на кого-то другого в ходе разговора о ней, попытки не попадаться под руку могущим нагрузить работой (озадачить) – от таких следует держаться подальше и скрываться.

 

Людей, которые в армии умеют как уходить от работы, так и качественно работать, называют шаристыми – это обычно люди смекалистые, схватывающие всё на лету. Также шаристого бойца обычно отличает чрезвычайная контактность, умение общаться с людьми, так что он в силу этих своих качеств может достать что угодно. Такой боец уважается в коллективе, как своего рода образец для подражания, и даже может иметь некоторые привилегии, например, освобождаться от бытового обслуживания дедов.

 

Выражение «шаристый боец» применимо также к изобретательным ребятам, могущим изощриться до невероятного, но сделать требуемое. Вспомните поэму о Тёркине, как он починил часы, – а ведь это ещё далеко не предел, и часто для сложнейших вопросов находят простейшие решения. Так, в сложном электронном устройстве куда-то подложить бумажку, где-то припаять проволочку, а где-то даже убрать «лишние» детали, – и вот уже устройство работает лучше, чем раньше. И так во всём. Армия развивает в человеке умение изощряться, изобретательность в мелочах – одним словом, шаристость.