Феномен землячества

Вопрос местных в части является лишь одной стороной медали, а вот на другой её стороне оказывается феномен землячества. Если первый касается появления в части представителей того региона или населённого пункта, в которых часть расположена, то второй, напротив, касается появления в части лиц, приехавших издалека. Вместе с тем чёткой грани здесь нет, и вопрос местных можно рассматривать как частный случай землячества, когда образование национальных группировок в части получает дополнительную подпитку в виде связей и поддержки за периметром части.

 

Советские исследователи (5) посчитали, что появление в подразделении выходцев из национальных республик СССР, когда их удельный вес достигает 20% личного состава, приводит к образованию здесь земляческих группировок, альтернативных дедовщине. В современной России часть национальных республик «выпала», однако, некоторые всё же сохранились, так что данные выводы актуальны до сих пор. Мне сложно судить о пропорциях, однако большинство таких национальных группировок, если и образуются, не сильно меняют отношения дедовщины. Максимум, к чему они приводят, – это к выходу из-под контроля славянских дедов некоторой части бойцов подразделения, которых берёт под защиту дедушка той же национальности. Однако такой выход не означает автоматического включения бойца в привилегированную категорию, – он лишь становится личным помощником дедушки, то есть дедовская иерархия сохраняется, просто на неё накладывается национальная иерархия.

 

То же самое касается и другой грани землячества – землячества по местническому принципу среди славян. Влиятельный дедушка может выделить своего земляка, проживающего в том же населённом пункте, районе или даже области. Но для славян часто бывает недостаточно одного совпадения места проживания, и важным параметром становятся личные качества земляка, такие как физическая сила, психологическая устойчивость, готовность от имени дедушки наводить железной рукой порядок в подразделении и т.д. А вот при образовании землячеств по национальному признаку национальные деды «подтягивают» своих в любых условиях, за исключением совсем уж тупых и слабых духом, за которых дедушке будет элементарно неудобно даже перед своими.

 

Таким образом, землячества не сильно влияют на структуру отношений дедовщины. Однако они влияют на боеспособность вооружённых сил. Даже отмеченные выше советские исследователи вынуждены были признать, что славяне способны образовывать наиболее боеспособные воинские коллективы, в отличие от выходцев из национальных республик. Они при этом на первое место ставят личные качества бойцов, более поддаются обучению и в целом более дисциплинированы. Мои друзья из ВДВ, прошедшие армию в 2000-х, также подтверждали данный вывод и очень плевались от горе бойцов из некоторых национальных республик, которые на протяжении всей службы не могли (или не хотели) научиться делать элементарные вещи, такие как хождение строем, подвязывание портянок, разборка-сборка автомата.

 

Вместе с тем в истории России был период, когда землячества по многим показателям стали определяющими для ситуации в армии. Это был конец 80-х годов ХХ века, когда в стране бушевала эйфория национализма, поощряемого высшей властью в стране. Именно тогда землячества развились настолько, что стали фактором подрыва армейской дисциплины. Ситуация, когда русский сержант-старослужащий пытался навести порядок, а белорусский дедушка ему заявлял, избивая молодого белоруса, какое, мол, его дело до отношений в белорусском землячестве, стала в войсках обычной. Обычной стали и конфликты между землячествами за доминирование, за лучшие условия несения службы. Служившие тогда в армии солдаты замечали, что в случае, если бойцам дадут оружие и введут их в зону национального конфликта, они в первую очередь перестреляют друг друга и только затем примутся за выполнение приказа. Но такое положение было исключением из правил, обусловленным во многом абсурдной национальной политикой горбачёвского руководства, наложившейся на развитие кризисных явлений в системе власти. В любом случае из той ситуации нужно извлечь важный вывод: в многонациональной армии необходимо любыми путями искоренять развитие землячеств; в идеале сделать армию национально однородной (с абсолютным доминированием славянских народностей), как это делали наши предки в Российской империи.