Черпак

Это слово означает вовсе не то, к чему привык наш слух на гражданке. Выражение «черпак» в армии означает такой этап в срочной службе бойца, когда уходит вторая смена дедов с момента его призыва, и он остаётся «у руля» вместе со старшим призывом, на который в бытность его «духанки» приходился основной объём работы, в том числе по обслуживанию дедов.

 

Психологически это выливается в следующую картину: первый год солдат живёт в атмосфере постоянного психологического давления как со стороны офицеров и прапорщиков, так и, что неизмеримо важнее, со стороны старшего призыва и сержантского состава. Ведь для солдата есть две жизни: под оком командования (день) и в казарме под оком коллектива (ночь); они здорово разнятся. Жизнь в казарме и среди своих обычно сопряжена с наибольшей нервотрёпкой, унижениями, лишениями. Если наказание от офицеров носит эпизодический характер и наступает зачастую далеко не сразу, то наказание от сослуживцев приходит немедленно, достаёт всегда и неизбежно даже за самый мелкий проступок (среди своих ты всегда на виду); оно неотвратимо, и может быть растянуто во времени, и бить по психике снова и снова. Но самое страшное, что наказание здесь даже за совершенно незначительные проступки вполне ощутимое. Однако поступки незначительны только с точки зрения здравомыслящего человека или человека гражданского, далёкого от армейской жизни. В армии человек лишён подавляющего большинства благ, поэтому самые незначительные с точки зрения зажравшегося обывателя блага, а также нестандартные усовершенствования наличных общедоступных объектов (особая большая подшива, нашивка на форму, татуировка) ввиду стандартизации всего окружающего, оказываются для него желанны и невероятно важны, становятся буквально смыслом жизни. За подобные мелочи жизни разворачивается чудовищная по жестокости и психологизму борьба.

 

Так что боец в армии в первый год службы пребывает в состоянии постоянного психологического напряжения: он лишён даже незначительных доступных в армии благ (печенье на обед забирают деды, новую форму забирают коптёры), ему не позволяют улучшать доступные вещи – любое улучшение встречается враждебно (мол, по сроку службы не положено); унижают, заставляя обслуживать дедов и обеспечивать им шикарную по армейским меркам жизнь; сильно наказывают даже за самые незначительные проступки и ошибки (наказание непропорционально сильнее проступка), причём, и с виной, и без вины. Да что там говорить, просто унижают и издеваются, бьют для предупреждения протеста. В общем, на человека оказывается сильное и постоянное психологическое давление.

 

И вот представьте теперь состояние такого человека, когда увольняется старший призыв, и он оказывается избавлен от этого постоянного психологического прессинга. Человек слишком к нему привыкает, становится очень пластичным, – на него легко надавить, поэтому он теперь попадает под нажим со стороны офицеров и прапорщиков, которые используют его как буфер при претворении приказа в жизнь. Стремление получить больше заменяется жаждой сохранить достигнутое, поэтому прессинг полностью не исчезает, но ослабевает и приобретает уже иную форму; солдат теперь не столь унижен и на фоне появившихся молодых ощущает себя королём. Но пока что он пребывает в шоке от свалившейся на него благодати и в спешном порядке начинает навёрстывать то, чего он был лишён так долго: черпать, черпать и ещё раз черпать – всеми фибрами души и всеми частями тела. Отсюда и это слово: «черпак».

 

Черпаки обычно ведут себя с молодыми хуже дедов, так как только-только дорвались до нового уровня социального статуса и ещё не успели к нему привыкнуть. Они и менее дисциплинированны, нежели деды, так как им далеко до дембеля, и они не озабочены ещё предстоящей проблемой увольнения и ожиданием гражданской жизни, тогда как деды, напротив, не только остепеняются, но ещё и стремятся выслужиться, чтобы их уволили хотя бы на несколько дней раньше положенного срока (командир части имеет право добавлять до 5 дней к отпуску).

 

Отдельная тема – взаимоотношения между дедами и черпаками. В целом, деды оберегают молодых от зверств черпаков, иногда даже схлёстываясь с последними. Поэтому черпаки, если и стараются озадачить чем-то молодых, то делают это очень осторожно, чтобы не попасться: сильный и уважаемый дедушка за такое нарушение субординации не даст спуска даже черпакам.

 

От работы черпаки всячески стараются уйти и остаются при этом по коллективным законам в своём праве; обычно они работают только тогда, когда работают сами дедушки.