Заболеваемость в армии

В армии действует социальный закон, в силу которого солдаты должны служить как можно дальше от дома, поэтому ребята зачастую попадают в совершенно непривычное для их организмов место. А, как известно, к новым условиям окружающей природной среды организм человека должен ещё приспособиться, адаптироваться, на что уходит значительный отрезок времени. В ходе периода адаптации организм человека ослаблен и уязвим для болезней, у него обостряются хронические заболевания и старые травмы. Не минует сия чаша и молодых бойцов, и многие из них заболевают чем-то застарелым, другие подхватывают простудные заболевания. Так что расположение молодых в казарме первое время больше напоминает лазарет, а не место отдыха солдат: кто-то кашляет, кто-то чихает, кто-то сморкается. Но рано или поздно молодые организмы полностью адаптируются. Остаётся лишь негативное влияние самого региона. Так, во влажном климате часты заболевания дыхательных путей, в горах – проблемы с сердцем и кислородное голодание и т.д.

 

В остальном же в болезнях, которыми болеют в армии, нет ничего особенного. Оставляет свой след только плохая гигиена: при малейшем недосмотре в одежде заводятся насекомые, процветают кожные заболевания, сапоги натирают ноги, в раны попадает инфекция. Одним словом, здесь расцветает целый букет различных пренеприятнейших мелочей, которые в совокупности могут превратить жизнь человека в ад, а по отдельности – существенно её усложняют, создавая массу неприятных проблем, особенно тяжело решаемых в армейских условиях (или вовсе неразрешимых здесь). Например, зубы лечат только удалением. Некоторые бойцы предпочитают не удалять, а терпеть до дембеля, лишь когда совсем припрёт, прикладывая к зубу таблетку обезболивающего.

 

Во многих частях, однако, не спешат отправлять бойца на лечение. Лечить отправляют только в крайнем случае, если всем очевидно, что солдат не может из-за болезни выполнять боевые задачи или находится на последнем издыхании. Если же солдата всё-таки отправляют в санчасть, то стараются как можно быстрее вернуть его обратно в войска. В некоторых санчастях существуют ограничения по времени возможного пребывания здесь солдата. Обычно это три дня, но многое зависит ещё и от характера главного медика: он может пойти на принцип и не отпустить недолеченного бойца в подразделение до тех пор, пока тот не вылечится окончательно.

 

Таким образом, часто случается, что больного бойца до последнего момента не желают отпускать из подразделения лечиться. Его уж точно не отпустят сами сержанты и деды, поэтому вопрос отправки солдата на лечение решают обычно офицеры; если, конечно, заметят неладное с бойцом. Если же в ухудшении здоровья солдата повинны неуставные взаимоотношения, больного тем более стараются до последнего момента прятать – сначала сами деды или сержанты, а затем и офицеры (если узнают о случившемся). Побои, таким образом, лечат только в крайнем случае. Отчасти из-за того, что боятся взбучки от вышестоящих командиров, отчасти из-за опасения, что солдат может рассказать в лечебном учреждении, каким образом он получил своё заболевание или травму. И эта информация уже может стать предметом внимания соответствующих правоохранительных органов. Проблем же на свою голову никто не желает, поэтому и прибегают к простейшему способу их решения: просто прячут бойца, стараясь, чтобы о случившемся знало как можно меньше народа. При этом командир любого уровня старается, чтобы на вышестоящем по отношении к нему уровне не узнали об инциденте.

 

Бойцы почти сразу усваивают, что жить в госпитале или даже в санчасти проще, чем в подразделении, поэтому всячески стремятся туда попасть. Медикам приходится бороться с симулянтами. Иногда бойцов специально оставляют в госпиталях на весь срок службы сами медики в качестве смотрителей за порядком. Фактически получается что-то вроде командировки, юридически же таких деятелей просто-напросто не выписывают, и часть ничего не может с этим поделать.

 

Чего только симулянты не придумывают! Едят таблетки хлора (используются для дезинфекции воды) вприкуску с капустой для появления язвы желудка, пьют различные таблетки от сосудистых заболеваний для симуляции сердечных приступов, греют градусники на батарее центрального отопления для симуляции высокой температуры (доходит до абсурда – малограмотные бойцы нагревают их до 40 градусов и более). Воистину, в этой области индивидуального творчества проявляется весь талант к изобретательству человечества, и как и в любой другой сфере изобретательства, здесь есть свои гении.

 

Болезнь – это способ не только отправиться в госпиталь и отдохнуть там от армейской жизни, но и вообще уволиться с военной службы с обязанностью больше не призываться. Делается сиё благо через комиссацию: солдат признаётся специальной комиссией настолько больным, что не может далее нести службу в рядах вооружённых сил.

 

Ключевым в этом явлении является понятие «комиссация», которое означает, что некие люди собираются и решают дальнейшую судьбу солдата: будет он служить или нет. Действия членов комиссии при этом зависят от законов коммунальности и, как логичный итог, они быстро договариваются между собой и начинают за деньги отмазывать от армии. И многие, кому армия стоит поперёк горла, прибегают к их услугам.

 

Но комиссованный по приезде домой сталкивается с серьёзными трудностями в трудоустройстве, особенно в государственные организации. Комиссация ставит на судьбе клеймо на всю жизнь. Можно, правда, в том же военкомате сфальсифицировать документы (особенно, военный билет), но это может вскрыться при поступлении на работу в государственную структуру, и в любом случае потребует дополнительных затрат нервов и средств.

 

Комиссуемых на время оформления документов на увольнение отправляют обратно в часть. Здесь к ним обычно относятся, как к изгоям: коллектив от них отворачивается, полностью игнорируя. Командование же части старается побыстрее избавиться от таких «бойцов».