О глупости посыльных (дневальных)

Дневальный – чисто армейское явление. Коротко говоря, так здесь называют человека на посылках; также в его основную задачу входит поддержание в порядке общественных помещений, в которых он назначен дневальным (казарма, штаб, парк техники). Его посылают по самым разнообразным поручениям, связанным со службой. Обычно он находится в месте, где есть средство связи, а потому получает поручения не только непосредственно, но и по телефону. Его также могут использовать в своих интересах сержанты и старослужащие. Если в учреждении есть дневальный, можно со стопроцентной уверенностью сказать: это армейское учреждение.

 

Назначают дневального каждый вечер с тем, чтобы все следующие сутки он нёс дежурство. В ходе дежурства дневальным постоянно достаётся: то они сделают что-то не так, то не успеют сделать вовсе. И очень часто у офицеров есть основания ругать дневальных за ошибки, которые они совершают. Но в сознании офицеров сложился образ дневального как исключительно глупого и непонятливого человека. Посмотрим, так ли это на самом деле.

 

Во-первых, дневальным ставят всегда молодых, а значит, неискушённых в армейской жизни и незнающих всех солдат и офицеров, за кем могут послать. Часть ошибок порождается, таким образом, неосведомлённостью дневальных. Ответственность же за неосведомлённость солдат несут вовсе не сами солдаты, а их офицеры и сержанты.

 

Во-вторых, молодой боец так вымотан службой, вечным недосыпом, переутомлением, постоянными психологическими и физическими нагрузками, что может допускать ошибки уже в силу этих факторов.

 

В-третьих, офицер поручает дневальному что-то, произнося поручение в определённых выражениях. И то, что хотел сказать офицер и как его поручение понял дневальный, не всегда совпадают. Дневальный попросту может неправильно понять, что от него хочет офицер. Иногда в непонимании виноват сам солдат, но чаще виноват офицер, считающий почему-то, что солдаты должны понимать его мысли.

 

Наконец, в-четвёртых, дневального часто перехватывают в процессе выполнения им поручения и дают уже другое поручение.

 

Мы видим, что стереотипный образ дневального, как глупого и нерасторопного существа, ошибочен и, как минимум, неполон. Здесь надо говорить о социальной функции дневального, который самой социальной средой вынуждается казаться глупым и нерасторопным. Поэтому всё это характеризует именно социальную функцию дневального, а никак не его личность. Человек может быть расторопным и сообразительным, но его социальная функция не располагает к проявлению данных качеств.