Призыв

Призыв в армию происходит два раза в год. Весенний призыв проводится с 1 апреля по 30 июня, а осенний – с 1 октября по 31 декабря. Внутри этих периодов, в зависимости от потребностей армии, возможны произвольные манипуляции военкоматов по следующим направлениям: определение предназначения призывника к роду войск; определение в команду для отправки в конкретную часть; охота за призывниками, - в том числе и с нарушением закона, – лишь бы выполнить разнарядку; медкомиссии и призывные комиссии; предоставление и лишение отсрочек. Теперь обо всём по порядку.

 

То, что призывника изначально определяют на отправку в конкретную команду, отбывающую в определённую войсковую часть, не означает, что он отправится служить именно туда. Разнарядки на регионы и на районы меняются, офицеры могут не приезжать за командами или задерживаться по каким-либо причинам, у военкоматов могут появиться команды, которые надлежит укомплектовать в первую очередь (например, для отправки на Кавказ, на границу, в спецвойска, в разведку). Так что если призывника во время призывной комиссии спросили, куда бы он хотел пойти служить, а он на радостях ляпнул что-то типа «ВДВ!», то, может статься, служить он отправится в стройбат. А то, что в законе что-то написано насчёт свободного выбора места службы для некоторых категорий призывников… В армии главное – сиюминутные интересы, выполнение приказа; военкоматы же есть не что иное, как часть армии, для которой основной приказ – выполнить разнарядку. Поэтому призывник пойдёт служить туда, «куда Родина пошлёт». Очень меткое выражение. Место службы действительно в ничтожной степени зависит от военкома, более того, никто даже в самой армии заранее ничего не знает, поэтому здесь с полным основанием можно говорить о некоей абстрактной Родине.

 

Военкоматы могут определить человека сначала в одну команду, затем перекинуть в другую, а отправить в третью, а на сборном пункте его определят уже в четвёртую, формирование которой необходимо завершить в первую очередь. Изменение же команды означает изменение не только части назначения, но и рода войск. Кроме того, сами офицеры могут продавать друг другу те команды, которые пришли для них: некоторым нет охоты ждать доукомплектования своих собственных команд, поэтому они обращаются к другим офицерам, которым в принципе всё равно, сколько ждать. Бывает, эти офицеры приезжают из такой дыры, что для них лучше некоторое время пожить рядом с призывным пунктом, чем сразу возвращаться обратно в дыру.

 

До призывного пункта парней то и дело вызывают в военкомат по повесткам. Это делается, чтобы направить на медкомиссию, распределить по командам, уточнить какие-то данные, просто проверить, явится ли призывник в нужный момент (контрольная явка). Если по ходу дела военкомат поменял для призывника команду отправки, что случается довольно часто, то это будет означать для последнего новые повестки и продолжение беготни.

 

За обозначенные призывные периоды военкоматы выходить не могут. Мне известен случай, когда парня много раз гоняли по повестке, определяя то в одну, то в другую команду и, в конце концов, определили в команду, которая уходила в конце весеннего призыва. Но когда он пришёл на отправку, выяснилось, что призыв уже окончен, и его никуда отправить не могут. Так он остался на гражданке ещё на полгода, а затем и вовсе отмазался. Бывает и такое.

 

Кроме собственно общения с военкоматами, призывник должен ещё пройти две комиссии, призванные определить, будет ли он служить: районную и областную. Когда я говорю об областной комиссии, делаю это для упрощения – в России кроме областей существуют ещё республики, края, автономные округа, автономная область и города федерального значения (Москва и Санкт-Петербург). В законе все они собраны под общим наименованием «субъекты Российской Федерации». Соответственно и областная комиссия с точки зрения закона называется комиссией субъекта Российской Федерации.

 

Вообще-то, на уровне районной комиссии по закону должно проводиться две комиссии: медицинская и призывная. На практике они проводятся совместно. Сначала призывник проходит врачей, а сразу после этого попадает в руки призывной комиссии.

 

На уровне областной комиссии тоже есть медицинская составляющая, но врачи здесь входят в состав самой призывной комиссии. Кроме того, они не проводят освидетельствования призывника (определения его категории годности), а лишь проверяют его состояние через осмотр. Областная комиссия проводит освидетельствование, только если районная комиссия признала призывника негодным по состоянию здоровья, либо если призывник не согласен с результатом освидетельствования его районной медицинской комиссией. По результатам освидетельствования областная комиссия может отменить решение о годности или негодности призывника и самостоятельно принять новое решение. Она здесь фактически является вторым уровнем контроля и контролирует не столько признанных годными, сколько признанных негодными – не пытаются ли они «отмазаться». Бывает даже, что областная комиссия, дабы соблюсти план призыва, изменяет категорию годности с непризывной на призывную.

 

Областная комиссия проводится обычно на распределительном пункте, куда свозят всех призывников области перед отправкой. Для военкоматов она является формальностью: если уж призывник прошёл районную медицинскую и призывную комиссии, вероятность его отбраковки призывной комиссией области ничтожна.

 

Областная призывная комиссия составляет единое целое с медицинской составляющей – врачи-специалисты входят в её состав. Однако на уровне района разница между медицинской и призывной комиссиями строго определена и принципиальна. Медицинская комиссия определяет, к какой категории годности относится призывник (А-Д) и можно ли его вообще призывать в армию по состоянию здоровья.

 

Категория годности А означает, что призывник абсолютно здоров и может проходить службу в любых войсках.

 

Категория годности Б – годен с незначительными ограничениями – закрывает дорогу в элитные войска.

 

С категорией годности В - ограниченно годен к военной службе – призывник может быть призван на военную службу только в военное время.

 

Категория годности Г - временно не годен к военной службе - означает, что в связи с заболеванием призывника, медицинская комиссия предоставляет ему отсрочку от призыва на военную службу для лечения. Отсрочка предоставляется на срок от полугода до трёх лет.

 

После того как медкомиссия присвоит категорию годности В или Г, призывная комиссия должна выдать военный билет – если, конечно, решение не будет пересмотрено областной комиссией.

 

Категория годности Д – не годен к военной службе - означает, что призывник полностью не годен к военной службе.

 

Граждане категорий В, Г и Д освобождаются от призыва на военную службу. В остальных случаях в дело вступает призывная комиссия, которая рассматривает, нет ли у призывника других уважительных причин, чтобы не служить в армии. Помимо всем известных отсрочек от призыва, к таким причинам относятся основания, дающие возможность человеку вообще не служить в армии. Так, от призыва освобождаются те, кто уже прошёл военную службу. А те, у кого погиб во время службы по призыву или из-за её последствий родной брат или сын, либо имеющие учёную степень, имеют право на освобождение от службы по призыву, т.е. могут служить, а могут не служить по собственному желанию. Есть категория граждан, которые временно не подлежат призыву – подследственные, отбывающие наказание или имеющие неснятую судимость.

 

Предоставляемые призывной комиссией отсрочки можно назвать социальными: они даются, если у призывника есть обязательства перед кем-то из членов его семьи (два ребёнка, нуждающийся в постоянном уходе недееспособный родственник), либо если он на данный момент представляет большую ценность для общества на гражданке (работает сельским врачом, обучается в вузе или аспирантуре). Не буду здесь перечислять все отсрочки, их можно найти в ст. 24 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Пройдусь лишь по проблемам, которые создаёт Министерству обороны институт отсрочек, и по практикуемым им способам решения этих проблем.

 

Много говорят о том, что отсрочки стоят военкоматам поперёк горла, мешают призывать достаточное количество народа. На самом деле лишь 2 – 3% призывников получают социальные отсрочки (за исключением отсрочек на обучение). Гораздо серьёзней стоит вопрос с медицинской годностью военнослужащих. Здесь отсрочкой можно считать только присвоение категории годности Г, остальные категории либо позволяют служить, либо не позволяют вовсе, но хоть такая отсрочка и одна, зато проблем она создаёт массу. По официальным данным МО весной 2006 года 30% призывников не пошли служить из-за дефицита массы тела (соотношение роста и веса). Полагаю, людей так напугала возможность снятия ряда отсрочек, что они решили отмазываться наверняка, т.е. по медицинской статье. Это особенно заметно в свете прошлогоднего призыва, когда число призывников с дефицитом массы тела составляло 20% от призывной массы. Конечно, гораздо удобней сразу получить категорию В или Д, но для этого необходимо серьёзное основание, а тот же белый билет, снимая проблему с армией, создаёт проблему при устройстве на работу или даже просто при желании официально заниматься спортом. Военкоматам надо убирать не отсрочки, а категорию годности Г, тогда всё встанет на свои места (шучу).

 

В самом деле, негодными к службе в армии временно или абсолютно оказывается ежегодно порядка 30% призывников. Конечно, ситуация в современной России с медициной и со здоровьем населения не ахти. Но чтобы 30% парней призывного возраста оказались негодными не из-за болезни даже, а из-за недостатка массы тела, это уже слишком. В советское время, даже в самые тяжёлые годы, когда многие действительно недоедали, служило столько, сколько было необходимо для комплектования армии. Если бы тогда обращали внимание на подобные мелочи, не было бы одержано ни одной победы, в том числе и в Великой Отечественной войне. А тут страна буквально завалена продуктами питания, их продают на каждом углу по вполне приемлемым ценам, но люди страдают дефицитом массы тела! Бред.

 

Исследований, посвящённых тому, сколько из официально больных реально больны, а сколько отмазываются, не проводилось. Более того, их официальное проведение просто невозможно: не дающих же заключения врачей опрашивать! Думаю, каждый читающий этот трактат вспомнит хотя бы одного своего знакомого, не могущего служить по болезни; возможно, и сам читающий относится к той же категории. Главное, все прекрасно знают о возможности отмазаться по медицинской статье.

 

Вот мы и подошли вплотную к понятию «отмазываться». Помимо этого слова в том же значении употребляется слово «косить» (не в смысле работать косой), но, как и любые другие синонимы, они не тождественны. Если человек «отмазался», значит, он уже наверняка не идёт в армию; подразумевается, что он не идёт служить незаконно, сыграв на законе, взятках и на своих связях. Если же он «косит», то подразумевается временное, преходящее и ненадёжное состояние. В любом случае, оба этих слова основательно вошли в русский язык именно применительно к армии. В таком значении их и надо заносить в толковые словари, ведь выражение «косить от армии» используется в лексиконе современного русского человека чаще, нежели замшелое выражение «косить сено». Я уж не говорю о выражении «отмазываться», - оно используется либо применительно к армии, либо в самой армии.

 

Помимо медицинских откосов, люди вовсю используют фактор высшего образования. Понятное дело, что если перед человеком стоит вопрос: служить или учиться, он выберет второе. Даже сам восемнадцатилетний юнец, не говоря уже о его родителях. Поэтому в крупных городах, особенно в Москве, число получающих отсрочки по учёбе достигает 60 процентов. Однако, ситуация здесь далеко не так плачевна, как может показаться на первый взгляд, ведь каждый год те же самые 60% призывников теряют право на отсрочку по учёбе, элементарно оканчивая вуз. Идут они служить дальше или нет – уже другой вопрос. После вуза можно ещё попробовать получить научную степень или какую-либо иную отсрочку.

 

Есть, далее, категория людей, получающих социальную отсрочку. 2 – 3% - это тоже не так уж мало. В настоящее время многие получают социальные отсрочки в связи с наличием ребёнка в возрасте до 3 лет. Остальные обстоятельства тоже имеют место, но они в гораздо меньшей степени зависят от самого призывника. Действительно: ребёнок-инвалид в возрасте до 3 лет, больная мать, бабушка – для простого откоса от армии это уже слишком.

 

В любом случае, по тем или иным основаниям ежегодно не призывается порядка 70% потенциальных призывников. Это заставляет Министерство обороны шевелиться, используя малейшие возможности для манёвра.

 

«Шевеление» МО выливается в гиперактивность военкоматов в период проведения призыва. У них есть боевой приказ: выполнить разнарядку по призыву. Основной костяк работников военкоматов составляют армейские офицеры с реальным опытом службы, поэтому они воспринимают приказ вполне адекватно, т.е. как нормальный армейский приказ, который должен быть выполнен во что бы то ни стало.

 

Какие методы может применить для выполнения приказа военный офицер? Правильно. Военные. Он никаких других просто не знает, да и никакие другие здесь не сработают так, как это необходимо. Армейские методы работы с людьми самые эффективные, особенно в российских условиях.

 

Просто поразительно, на какие ухищрения идут военкоматы. Их офицеры проявляют подлинные чудеса военной смекалки и изворотливости. Когда читаешь «Доклад о нарушении прав человека при призыве на военную службу и направлении на альтернативную гражданскую службу в ходе осеннего призыва 2004 года в Российской Федерации» от Союза комитетов солдатских матерей России, то словно снова попадаешь в армию. Воистину, военкоматы – это островки армии в гражданской жизни. Или оазисы, – кому как нравится. Здесь всё: от полного пренебрежения личностью призывника до использования связей в других органах власти, негласных договорённостей с милицией, психологического давления, и, конечно же, буквально фонтанирующий незамутнённый армейский юмор. Конечно, далеко не все военкоматы отличаются особой изобретательностью и гиперактивностью. Подобно тому как в армейской жизни далеко не все бойцы получают эпитет «шаристый», так и в военкоматах далеко не каждый офицер может рассчитывать на подобный эпитет. Но некоторые бьют все рекорды, как, например, герой следующей истории.

 

Призывник С. в заявлении в общественную организацию «Материнское право» (г. Волгоград) от 18 декабря 2004 года сообщил, что 16 декабря в 6 утра к нему домой приехал представитель Красноармейского военкомата (Волгоградская область) и два милиционера, которых его бабушка не пустила в квартиру. 17 декабря в 7 утра в дверь им позвонил гражданин, одетый в майку (как оказалось потом, сотрудник военкомата) и сообщил через дверь, что они заливают его квартиру снизу. Когда бабушка С. открыла дверь, этот гражданин без разрешения ворвался в квартиру в сопровождении двух милиционеров. Работник военкомата и милиционеры обыскали помещение в поисках С., после чего ушли, пригрозив, что все равно найдут его и «посадят».

 

Ниже приведены некоторые методы работы военкоматов с призывниками.

 

1. Психологическое давление на призывников, на их близких и даже на врачей медицинской комиссии. Психологическое давление в армии является основой её организации, поэтому ничего удивительного в том, что военные офицеры используют его и в отношении гражданских.

 

Никто не умеет так унижать и запугивать, как военный. Офицеры звонят призывникам домой, угрожают родителям уголовной ответственностью, проводят «задушевные» беседы с самими призывниками. Даже медики признают, что находятся под психологическим давлением офицеров военкоматов, а на них, в свою очередь, давят вышестоящие инстанции, требуя соблюдения плана призыва.

 

2. Используется дезинформация призывников и их родителей лично или через СМИ: от умалчивания прав призывников и до откровенных обманов. Ни в одном военкомате вы не найдёте вывески, что решение призывной комиссии может быть обжаловано туда-то и в такой-то срок.

 

3. Сплошь и рядом допускаются нарушения, упрощения в работе призывных комиссий. Начать хотя бы с того, что комиссия заседает не в полном составе и часто бывает вовсе неправомочна что-либо решать в таком виде. По закону в неё в качестве председателя входит глава местного самоуправления (в областной – глава области), а сам военный комиссар выступает его заместителем. Кроме того, сюда должны входить врач, руководящий работой по медицинскому освидетельствованию призывников (в областной – все врачи-специалисты), представитель органа внутренних дел, органа управления образованием, органа службы занятости, что немного разбавляет «военный» состав самих военкоматов и заставляет их проявлять хоть какую-то объективность. В реальности законная процедура в большинстве случаев не соблюдается. Но главное даже не в этом. Главное в тех фальсификациях и ухищрениях, к которым прибегают военкоматы и призывные комиссии, чтобы призвать как можно больше народу. У призывников не принимают документы с диагнозом, документы из личных дел волшебным образом исчезают, не принимаются претензии на работу военкоматов, не дают «дюже умным» призывникам необходимой информации. Районная призывная и медицинская комиссии могут не учитывать медицинских документов, которые призывник приносит с собой, и в которых содержатся диагнозы о серьёзных заболеваниях. Бывает, что областная призывная комиссия изменяет диагноз, чтобы подвести призывника под удобную ей категорию годности.

 

В отношении дезинформации и нарушений (п. 2 и 3) действует и вполне объективный фактор: некомпетентность работников военкоматов. Военные офицеры есть военные офицеры; они же не профессиональные юристы и даже не чиновники. Если уж не каждый работник прокуратуры знает Закон «О прокуратуре», то что говорить о работниках военкоматов?! У них есть свои должностные инструкции и приказы, остальное для них – тёмный лес, а кое для кого и инструкции – потёмки.

 

4. Призывают тех, у кого ещё не закончились отсрочки. В случае с отсрочкой по образованию, это происходит повсеместно и вошло уже в правило. Во время действия отсрочки военкоматы не могут проводить в отношении призывника ни медицинских, ни, тем более, призывных комиссий. Однако зачастую призывник получает повестку для отправки в войска вместе с дипломом, либо уезжает служить, даже не получив диплома.

 

5. Наконец, венец всему: принудительные приводы в военкоматы. Военком работает в тесном контакте с другими ведомствами его района. Как военный офицер (военные погоны в органах самые весомые) он пользуется в районе уважением, тем более что большинство милиционеров сами прошли армию. Хорошо на контакт с ним идут и работники прокуратуры. Отмечаются случаи, когда военкомы врываются в квартиры вместе с милиционерами, забирают потенциальных призывников буквально с операционного стола в больницах, используют помощь прокуроров и работников МВД – те, вместо повесток в военкоматы, посылают призывникам повестки в органы на допрос, а затем препоручают явившихся военным комиссарам.

 

Особенно активно насильственный привод используется в отношении тех, кто обжалует решение комиссии в суд. Понятное дело, что таких не любят не только офицеры, но и милиционеры с прокурорами. Они считают так: «нечего выпендриваться, служить надо; пусть там из вас дурь выбьют; а то развели тут права человека». Особенно это актуально, если сами работники органов прошли в своё время армию.

 

На руку военкомам в этом пункте играет то, что армия является закрытой структурой, и если туда что-то попало, достать это что-то обратно очень сложно. Если больного или учащегося ещё призывника насильно увезли на сборный пункт, а оттуда отправили в часть, вернуть его обратно будет ой как непросто. Бывает и такое, что призывника увозят и сажают прямо на поезд.

 

Конечно, вопрос можно решить. Но, так как сам призванный мало что может сделать, находясь в войсковой части, – он здесь полностью изолирован от мира и живёт по армейским законам, которые не предусматривают прав граждан на судебную защиту, – далеко не всегда оказывается кто-то, кто может вступиться за него на гражданке. Даже не каждый родитель станет обращаться в суд из-за такого самоуправства военкоматов.

 

Безусловно, все эти приёмы военкоматов позволяют им поддерживать выполнение плана призыва на более-менее приемлемом уровне, но они имеют и ярко негативные последствия. Во-первых, с призывниками обращаются как с разменной монетой. Они расцениваются офицерами военкоматов как условие выполнения приказа на соблюдение разнарядки, а в таком отношении нет ничего человечного – только жёсткая целесообразность. Это угнетает: здесь же ещё не армия. Подобное поведение военных не делает им чести и лишает в глазах призывников позитивного ореола саму службу в армии. Во-вторых, бывает, что призывают по-настоящему больных. В армии же ко всем относятся одинаково: болит ли у тебя позвоночник, рассыпаются ли кости стопы, слабое ли сердце – всё это попросту никого не волнует. Но больной человек просто не в состоянии выдержать регулярных прокачек, бега в РХБЗ и отжиманий в противогазе и ватнике рядом с раскалёнными батареями. Так что если сопоставить призыв в войска больных и негодных к службе призывников с тем, что им придётся пережить в армии, то их просто заведомо обрекают на обострение болезни, комиссацию, инвалидность, а то и на гибель. Вопрос призыва надо, конечно, решать, но не такой же ценой!

 

Справедливости ради следует отметить, что подобные «грязные» приёмы используют далеко не все военкоматы. Шаристых офицеров на всех не хватает. Однако использование таких приёмов, как уже отмечалось, не является чем-то из ряда вон выходящим, более того, оно естественно и закономерно проецирует в гражданскую жизнь образ жизни, выдрессированность и «поворот мозгов» работающих в военкоматах офицеров. Поэтому тенденция к применению подобных приёмов существует всегда.

 

Но методы работы военкоматов – это ещё не всё. С некоторых пор Министерство обороны получило от Президента карт-бланш на решение вопроса с призывом законодательным путём. О переводе армии на контрактную основу и годичную службу я уже говорил выше, но этим МО не ограничилось.

 

Идёт сокращение военных кафедр. По некоторым данным существующие сейчас кафедры выпускают офицеров запаса в три раза больше, нежели в советское время, однако советская армия при этом была в несколько раз больше российской. Интересная зависимость. Кроме того, вместо некоторых военных кафедр будут введены специальные учебные военные центры при соответствующих гражданских вузах. Они будут готовить не офицеров запаса, а офицеров, которые сразу после окончания вуза должны идти служить по контракту.

 

С 2008 года убирают отсрочки в связи с наличием ребёнка в возрасте до 3 лет, правда за двоих детей отсрочка остаётся. Полагаю, это часть демографической политики государства: за второго ребёнка, кроме денег матери, оно предлагает отцу отсрочку от армии (шучу). Убирают отсрочки сельским учителям. Ужесточают контроль при выдаче социальной отсрочки по уходу за недееспособным ближним родственником.

 

Особый интерес представляют манипуляции с отсрочками по образованию, через которые власти пытаются закрыть «дыры», создающие утечку ценной призывной массы.

 

Прежде всего убрали возможность получить среднее профессиональное образование, а затем ещё и высшее. Теперь либо то, либо это. Исключение предоставлено тем, кто пошёл учиться в техникум сразу после девятого класса средней школы.

 

Нельзя переводиться из вуза в вуз и брать академический отпуск, если в результате срок обучения увеличится более чем на один год.

 

Наконец, юридический шедевр: срок весеннего призыва продлён с 30 июня по 15 июля. Чтобы уяснить всю гениальность этой задумки высокопоставленных юристов, надо знать временные нюансы периода институт-аспирантура. По закону потенциальный призывник должен получить диплом до 15 июля. При этом вступительные экзамены в аспирантуру в большинстве вузов страны проводятся в сентябре-октябре. В итоге отсрочка на период обучения в аспирантуре оставлена, но вот возможность попасть в аспирантуру до призыва убрана. Призывник получит повестку сразу с вручением диплома.

 

Правда такой подход тоже далеко не безупречен и имеет один важный юридический изъян: отсрочка от армии по учёбе даётся до окончания вуза, что знаменуется получением диплома; после окончания срока действия отсрочки, призывник должен пройти медкомиссию, призывную комиссию и лишь после этого отправляться на сборный пункт; если он получил диплом 15 июля, то за один день провести все эти мероприятия просто невозможно. Поэтому военкоматы всё равно вынуждены будут нарушать закон, проводя медкомиссии и призывные комиссии до окончания действия отсрочки.

 

Все эти нововведения вступают в силу с 1 января 2008 года. Как они отразятся на жизни страны и на формировании армии? Полагаю, какой-то эффект от них всё же будет, но далеко не тот, на который рассчитывают армейцы. Например, чтобы избежать весеннего призыва и поступить осенью в аспирантуру, достаточно «заболеть», т.е. достать справку о серьёзной болезни, не дающей оснований для отсрочки, но делающей игнорирование повестки в военкомат законным. Можно ещё обжаловать в суд действия призывной комиссии, военкомата, либо просто потребовать через суд отсрочку по бредовому основанию. Срок обжалования незаконных (по мнению заявителя) действий и решений органов власти – от 1 до 3 месяцев. После суда первой инстанции (минимум 2 - 3 недели) в течение десяти дней можно обратиться в суд второй инстанции (ещё столько же). Получится более 3 месяцев, а если учесть, что судебные заседания можно ещё откладывать по разным основаниям, то до вынесения окончательного судебного решения не один раз успеешь поступить в аспирантуру. Здесь армейцам на руку играет низкая правовая культура населения, нежелание обращаться в суд и плодить липовые справки.

 

Выше я шутил насчёт двух детей вместо одного. Можно поступить проще: найти другое основание для отсрочки или просто раз и навсегда «отмазаться» по медицинскому основанию; тот же недостаток массы тела вполне подойдёт. Армейцам надо иметь в виду, что не они одни такие умные, и если нет одной отсрочки, то остальные-то остаются. В итоге призывная масса по-прежнему будет утекать из их рук, возможно, не так интенсивно, но основной поток остановить этими полумерами просто невозможно.

 

А ещё, раз уж встал вопрос с российским законодательством, хочу пройтись по одному его вопросу. Для чего введена альтернативная служба, и что это вообще такое? Я не намерен здесь излагать её правовой статус. Просто задумайтесь над элементарным вопросом: есть военная служба; она уникальна и необходима обществу именно в качестве службы людей в особой структуре, имя которой армия; зачем нужна какая-то альтернативная служба?! Это же абсурд. Говорят, что она нужна для тех, кто не может по убеждениям служить в армии. Извините, ребята, но кто вас будет спрашивать о ваших убеждениях, когда на страну нападут?! Когда вашу жену станут насиловать враги, будете ли вы думать о своих убеждениях?! А если это не коснётся вашей семьи, то вовсе не значит, что оно не коснётся кого-то ещё; такое поведение означает предательство в отношении ваших собственных соотечественников. Что лучше: поступиться своими убеждениями или стать предателем? Кроме того, служба в армии есть вынужденное явление для всех призывников, и каждый идущий в армию вынужден чем-то жертвовать. Так чем же лучше остальных тот, кого ради службы вынудят поступиться своими убеждениями? По какому праву кто-то будет решать, что лучше: моя научная работа, чья-то семья, чья-то карьера, чьё-то сытое времяпрепровождение, чья-то творческая работа или чьи-то убеждения? Вы что полагаете, что в армию идут только те, кого хлебом не корми, дай только кого-нибудь поубивать? Так что вопрос с убеждениями не выдерживает элементарной критики. Подлинная же причина введения данной нормы поразительно прозаична, и ни о каких возвышенных убеждениях речи не идёт. Правовая норма об альтернативной гражданской службе была введена в Конституцию в угоду западной комиссии, которая в своё время проводила экспертизу нашей самой демократичной Конституции – аккурат после расстрела Белого Дома и уничтожения системы Советов Б.Н. Ельциным осенью 1993 года. А от этой нормы уже пошёл закон. Благо, его приняли в таком виде, что институт альтернативной гражданской службы оказался для большинства призывников абсолютно неприемлемым: тому, кто не поступил в вуз всё равно, где служить, а бывшему студенту лучше отслужить один год, чем три по альтернативному варианту. В противном случае закон установил бы легальное основание для откоса от армии.