Проверка

Проверка в коммунальных структурах (к которым относится и армия) жизненно необходима для поддержания эффективности. Важность и эффективность проверки объясняется столкновением интересов: в сложившиеся внутри структуры отношения врываются новые отношения и люди. Они вихрем проносятся сквозь устоявшуюся ткань социальных взаимодействий. Они действуют извне структуры и имеют интересы либо вытрясти из составляющих структуру людей максимум подачек, либо улучшить своё положение, самоотверженно проверяя и выявляя недостатки и нарушения. Оценив, какой из вариантов выгодней, проверяющий решает, как себя вести. Если позиций проверки несколько, для каждой действует обычно свой проверяющий, и каждый из них самостоятельно принимает для себя решение, каким образом реализовывать личный интерес. Соответственно, чем больше позиций проверки, тем она качественней: всем необходимо урвать свой кусок, а взятки достаются не всем. Конечно, при условии, что за каждую позицию отвечают разные люди, - иначе для успешного прохождения проверки достаточно заплатить много, но только одному человеку или одной группе

 

В ходе проверки проверяющие ходят королями: к ним относятся, как к ревизору в известном произведении Гоголя. Но если проверяющий – хороший знакомый проверяемых, ситуация несколько меняется. Теперь проверяющий старается помочь своим, иногда, правда, лишь создавая видимость помощи.

 

Сама проверка напоминает игру в прятки: нарушения либо прячутся, маскируются, либо продолжают происходить, но сам процесс стараются утаить от проверки. Если проверяется какой-то объект, ему стараются авральными темпами придать внешний лоск, в том числе и временно, на период проверки. Все знают, что он только внешний, но правила игры соблюдены, значит, всё в норме.

 

Игра в проверку принимает поистине гротескные формы и со стороны напоминает мышиную возню, кажется глубоко фальшивой. Её участники именно играют и ведут себя тем естественнее, чем глубже они вникают в социальные роли. Для них она вполне серьёзна, со стороны же на неё смешно смотреть.

 

Игроки живут ею и знают тонкости, нюансы поведения, необходимые для преуспевания в игре. Они используют игру в своих личных интересах. В то же время они сами зависят от игры и, чтобы удержаться в ней, вынуждены мириться с накладываемыми игрой ограничениями. В этом смысле они несвободны в принятии решений, вынуждены подстраиваться под правила игры, а никак не ломают ситуацию под себя. При этом психологически ощущают себя королями или, наоборот, рабами, - настолько глубоко они входят в роль. Воистину, весь мир (общество) – театр, а люди – актёры.

 

Эффективна или неэффективна проверка? Смотря, что понимать под социальной эффективностью. С одной стороны, проверка обеспечивает большому числу людей возможность улучшить своё положение и удовлетворить свои личные интересы. Если в критерии эффективности включить количество людей, могущих поживиться за счёт социального процесса (чем оно больше и чем шире по уровням иерархии область охвата процесса, тем социальный институт эффективней), то проверка имеет довольно высокий уровень эффективности. Но тогда любой социальный механизм эффективен, так как за счёт него всегда кто-то может поживиться, пусть и в разной степени и пропорции. Неэффективный просто не может существовать, быстро отмирая. С другой стороны, в эффективность можно включить то, какую роль среди остальных социальных явлений играет проверка. В этом смысле уже сам факт того, что она будет (неотвратима) уже оказывает сильнейшее влияние на поведение заинтересованных лиц. Проверки боятся как огня и готовятся к ней, подбивая документы и дела. Пусть даже всё подбивается в последний момент, но всё-таки подбивается. Проверка, таким образом, поддерживает некоторый уровень дисциплины. Некоторые же подразделения готовятся загодя, зная, что впереди их ждёт проверка. В этом смысле эффективность проверки определится тем, насколько сильным стимулом для проверяемых социальных институтов она является. Мы имеем, таким образом, два критерия эффективности проверки: как обычного социального института и как особого института в системе жизни общества.

 

Но. Как и во все гениальные и эффективные социальные механизмы, в проверку проникает грязь социальных реалий, их негативные моменты. Проверку можно пройти через взятки. В современной России система взяток доведена до совершенства, покупается абсолютно всё. Так что стремление получать деньги для проверяющих превысило другие способы улучшения своего положения (организационные), которые ещё совсем недавно абсолютно доминировали. Так, в советское время от эффективности проверки зависела карьера, которая тогда одна только и давала жизненные блага и уверенность в своём положении; деньги же оказывались ничего не стоящей без социального положения бумагой. Такие организационные механизмы вообще способствуют повышению социальной эффективности социальной структуры, так как удовлетворение личных интересов происходит через реализацию интересов конкретной структуры и общества в целом.

 

Сложившаяся система максимально принижает позитивную роль проверки, сводит её эффективность к нулю. Происходит это из-за проникновения чужой социальной организации извне (деньги решают всё): фактически образуется чёрная дыра, в которую улетают все эффективные механизмы; те же что остаются, не могут эффективно осуществлять свою роль из-за влияния «гравитационного поля» дыры.