Роль занятости и особенности службы на флоте

Дедовщина и многие прелести уставщины исчезают только в условиях военного конфликта, и тому есть веские основания в психологии солдат. На войне для человека особенно обостряются вопросы жизни и смерти, что неминуемо повышает его потребность в поддержке. На войне все негативные моменты совместной жизни отходят на второй план, так как без взаимной поддержки выживать становится гораздо сложнее. Особым сплачивающим началом выступает общий риск, в ходе которого на первое место выходит не срок службы, а личные качества бойцов. Дают о себе знать и тяжёлые условия жизни в условиях военного конфликта: чтобы хоть как-то скрасить жизнь, даже деды вынуждены общаться на равных с духами. Поэтому люди уважают друг друга, и с войны сослуживцы возвращаются самыми надёжными друзьями.

 

Когда человека в армии сначала активно обучают, а затем каждая минута его времени занята выполнением определённой задачи, ради освоения которой он до этого учился, служба проходит легче. Нет, конечно, такого единства, какое имеет место в условиях военного конфликта, зато есть несколько ослабленное его подобие. Между занятыми одним делом бойцами образуется нечто вроде корпоративной взаимовыручки.

 

Если есть определённый постоянный объём функций, служба пролетает быстрее, а времени на издевательства и масштабные армейские шутки почти не остаётся. Такой солдат знает, что спрашивать будут именно с него, а потому предпочитает делать работу сам, не привлекая молодых, чтобы быть до конца уверенным в ней. Бывает и такое, что её просто некому больше делать, кроме него. Поэтому над ним нет и постоянного давления офицеров, вынуждающих к чему-то принуждать нерадивую молодёжь. Он, как и любой специалист в своём деле, достаточно спокоен, уверен в себе и знает, чего он сам стоит.

 

Там, где отношения строятся вокруг именно такого рода службы, где имеет место постоянная занятость и требуется некоторый уровень квалификации, крайностей службы практически не встретишь. Здесь сглаживаются перегибы дедовщины и уставщины. Уставщины – ещё и потому, что офицеры заинтересованы в качественном выполнении задач солдатом, а вовсе не в его форме одежды или внешнем виде. Кроме того, специалист в своём деле по личным качествам уже далеко не ребёнок, какими приходят в армию многие срочники, и воспринимается офицерами за более-менее равного.

 

Служба на флоте как раз относится к такого рода службе. Моряк живёт своим кораблём, имеет на нём определённый круг задач, которые выполняет постоянно. Особенно это актуально, когда корабль регулярно выходит в море, но даже на берегу приходится его так или иначе обслуживать. А ещё с корабля в море некуда бежать и вообще сложно уйти от работы: каждый имеет свои задачи и только их совместное и качественное выполнение обеспечивает работу корабля. Бегать с корабля за спиртным для дедушек также затруднительно, особенно, если корабль находится в плавании или в постоянной готовности выйти в плавание.

 

Но далеко не всегда моряки живут в постоянной готовности: корабль может вообще не покидать причалов, а между выходами в море возможны длительные перерывы. Всё-таки даже сам выход корабля в море сопряжён с серьёзными финансовыми затратами, не говоря уж об отработке стрельбы из корабельных орудий.

 

Когда корабль стоит на приколе, матросы живут в казармах на берегу, реже на корабле. В любом случае, когда они оказываются в таком положении, то маются от безделья. На них сваливается примитивнейшая работа по чистке палубы, уборке казармы и поддержанию себя в опрятном состоянии. Естественно, всё это располагает к расцвету дедовщины и уставщины в самых гнусных формах, расцветает пьянство и во всю практикуются рабочки.

 

Однако в жизни практически любой войсковой части и любого корабля наступает момент, когда бойцы могут в некоторых отношениях вздохнуть свободней. Это возможно, когда часть выезжает на полевой выход или на учения, для корабля, соответственно, когда он выходит в море. Здесь многим бойцам находится работа, а за работой и служба пролетает быстрее. Иногда представляется возможность отдохнуть в своё удовольствие, ведь бойцы в полях часто оказываются вдали от ока высшего начальства. На корабле сложнее, но и здесь находится время для отрадного безделья, равно, как и для самоотверженного дела.