Ломает ли армия человека

Людей мыслящих, готовых сражаться за свой народ и осознающих, что борьба их должна идти с существующим режимом (социальной организацией), а значит, и против государственной машины, стараются загнать в армию. Государственные деятели, отдающие соответствующие указания, знают, как тяжело в армии. Но тяжесть службы не самое главное – главное здесь то, что армия запросто может сломать человека. Властьимущие это инстинктивно чувствуют и стараются использовать.

 

Сломает ли армия идеалиста? Это зависит, прежде всего, от характера человека, силы воли и конкретных условий, в которых он окажется в армии (люди, род войск, характер задач и т.п.). Безусловно, армия внесёт какой-то корректив в характер, – она даже может его закалить, но, в любом случае, человек познает все прелести социального неравенства, пройдёт через унижения. Возможно, он научится подчиняться, хитрить, обманывать, уходить от работы. В общем, познает и испытает всю гнусь человеческой натуры. И всё. Всё, что с ним случится, будет лежать в совсем иной плоскости, нежели его идеалы. Он будет поражён отсутствием духовной основы деятельности в армии, где всё мелко и бессознательно. Можно одновременно жить в социальной грязи, но сохранять в душе духовный стержень. Не следует забывать, что духовный стержень делает жизнь осмысленной (человек знает, для чего он служит), что позволяет легче переносить самые тяжёлые испытания.

 

Но душевный стержень может обретать вполне материальные очертания, проявляясь в поступках человека. Держаться внутреннего стержня в поступках тяжело, особенно в армии, где постоянно стараются вбить в человека, что приказы и интересы офицеров и старших товарищей превыше всего; даже выше морали и личных убеждений. Здесь очень сложно самому определять свои поступки, слишком уж часто они зависят от интересов окружающих. В результате внутренний мир затушёвывается, отходит на задний план. Так что, несмотря на личные убеждения, здесь все равно в массе поступков приходится следовать армейским правилам, в противном случае к этому человека будут систематически принуждать. Вместе с тем, идеалы, в любом случае, будут находить выход в отдельных вспышках, когда несправедливость терпеть уже нет силы. И если, хотя бы время от времени, но следовать совести, получаешь дополнительный стимул, а сознание правильности поступков здорово укрепляет волю.

 

Мы видим, что можно просто пронести свои идеалы внутри, внешне их почти не проявляя; можно активно следовать им, постоянно сражаясь с окружающим. Так что человека с идеалами армия сломать может, но в равной степени может и закалить его, сделать более изворотливым, более приспособленным к реалиям общества. Что же до человека без идеалов, но вполне сформировавшегося, ему здесь придётся тяжело, но его армия уж точно только закалит, научит лучше приспосабливаться в жизни, ценить жизнь с её маленькими радостями, возможно, даже пробудит какой-то отголосок патриотизма (все в армии проходят тоску по дому).

 

Мне известен лишь один случай, когда армия не смогла сломать очень сильного и волевого человека. Он был кандидатом в мастера спорта по боксу и при этом весьма интересным и принципиальным человеком. Он попал в часть с очень сильно развитой дедовщиной, где ему сначала попытались привить местные законы жизни, на что он нокаутировал нескольких дедов. За это его посадили на гауптвахту. Когда он вышел, на него накинулись все сильнейшие деды части. Не будучи в состоянии справиться абсолютно со всеми, он отвечал несколькими скупыми ударами, каждый раз выбивая одного-двух дедов, покуда его не заваливали числом. И снова гауптвахта, и снова нападение дедов. С ним проводили воспитательные беседы, но он чётко заявлял: я не буду жить по вашим скотским законам. Знаете, что с ним сделали? Никогда не угадаете. Его выгнали из армии «за драки» (дословно это звучало «за систематическое нарушение уставной дисциплины»). Это не шутка. В этом проявился один из законов коллективной жизни: всякий отщепенец, белая ворона, если его не могут сломать и сделать как все, вытесняется из коллектива. Конечно, такой случай единичен, почти уникален. Как правило, находятся способы замордовать даже боксёра. Так было в соседней части у меня, так было в части у моего хорошего друга: боксёров просто забивали и подвергали немыслимым унижениям, а если не могли ничего сделать, то просто калечили, и их комиссовали по травме. В первом примере паренька не смогли изуродовать по каким-то причинам: возможно, попались слишком благородные деды (такое иногда случается), возможно, он сам оказался исключительно живуч и удачлив. Так или иначе, случаи, когда армия не может сломать человека, единичны; известные мне можно пересчитать по пальцам рук. И в этом случае реакция армии всегда происходит по законам коллектива, – она вытесняет из своей среды наиболее строптивых.

 

Не сможет сломать она и молодого, неоперившегося ещё и обычно довольно вздорного в свои восемнадцать юнца: попросту нечего ещё ломать. Такого она скорее создаст, превратив в полноценную, хотя и довольно стандартную личность. Выбьет ветер из головы, научит ценить жизнь и приспосабливаться в жизни. Такому она только на пользу. Конечно, было бы лучше, если бы неоперившийся юнец попал в советскую армию – она ещё могла бы воспитать в нём что-то хорошее. Но, к сожалению, ничего хорошего, с моральной точки зрения, молодой человек в современной армии не усвоит, разве что в порядке исключения.