«Человек армейский»

Армейский уклад формирует особый склад человека. В армии человек именно живёт службой. Если он начинает служить, то обычно проходит все ступени служебной лестницы. Исключение составляют только офицеры из гражданских вузов, так и не познавшие «прелестей» казарменной жизни. Здесь, в горниле армейской реальности со всеми её особенностями, человек становится тем, кем он становится. Я назвал такой тип человека «человек армейский». Правда, термин не совсем точен: такой тип человека формирует не только армия, но и любой другой властный орган, в котором человек не просто работает, а именно служит. Но в случае с армией процесс формирования начинается очень рано и завершается очень быстро, и в последующем происходят изменения в рамках уже сложившегося типа. В иных органах власти такой процесс может растянуться надолго, если вообще возьмёт верх над иными факторами формирования личности, актуальными в гражданской жизни. Так что в армии данный тип получает высшее своё развитие и предельную глубину, что даёт нам право назвать подобный тип именно «человеком армейским».

 

Содержание внутреннего мира человека армейского составляют, в первую очередь, производные от основ армейской жизни, которые мы рассмотрели в третьей части работы. Это коллективный образ жизни, уважение социального неравенства, выдрессированность безропотно подчиняться приказам. Человек также привыкает действовать исключительно в своём интересе (в рамках основ армейской жизни). Остальные люди для него оказываются лишь условием получения некоторых благ и ценятся лишь как потенциальные их поставщики.

 

Конечно, большинство этих качеств вырабатывается и в процессе гражданской жизни, в особенности последнее из них. Однако здесь имеет место специфика: такой дисциплинированности, как в армии, в человеке не воспитают больше нигде. Её образует армейское умение мгновенно «подрываться» и приступать к выполнению поставленной задачи в любое время суток, в любых условиях и любыми методами и средствами. Плюс безоговорочное подчинение приказам. Сила армейских приказов не сравнится с таковой распоряжений вышестоящих лиц на гражданке, здесь приказ это действительно Приказ с большой буквы. Он свят, и его необходимо выполнить во что бы то ни стало, не считаясь с потерями и затратами; на гражданке же в органах распоряжение не столь неотвратимо и не является необходимым и достаточным условием дела, как в армии. Кроме того, на гражданке принято считаться с затратами в гораздо большей степени, нежели в армии. В гражданской организации, если только затраты окажутся несоразмеримы с результатом, решение будет неминуемо пересмотрено. Человек на гражданке ценится в гораздо большей степени, какую бы социальную нишу он ни занимал; солдат же в армии – разменная монета, которую можно использовать для любых целей.

 

Человек в армии становится послушным винтиком иерархии. Он принимает отношение к себе вышестоящих, как к грязи, а затем и сам начинает точно так же относиться к подчинённым. Он считает при этом, что имеет полное социальное и даже моральное право унижать подчинённых, не считаться с их интересами и даже издеваться над ними и их убеждениями. При этом он сносит то же самое в отношении себя без малейшей примеси протеста.

 

Кроме того, человек армейский вырастает из коллектива, насквозь проникается его жизнью, его правилами, самим фактом его существования и уважением его воли. Большая часть его сознательной армейской жизни проходит в коллективе, поэтому в дальнейшем он великолепно ориентируется во внутриколлективных правилах поведения и сущностях составляющих коллектив людей. Он всегда уважает мнение коллектива, лишь иногда идя ему вразрез, когда этого требует приказ или интересы соблюдения субординации. В силу этого офицеры уважают дедовщину, вырастающую из самых глубин коллективной жизни.

 

Динамика жизни в армии также очень высока. Военнослужащий постоянно крутится как белка в колесе, при этом зачастую маясь от скуки и тоски. Он постоянно общается с людьми, все его заботы связаны с людьми, и он уже не может без такого общения, без совместного времяпрепровождения с сослуживцами. Оказываясь на гражданке, военнослужащий не может привыкнуть к меньшему объёму общения и более низкой динамике жизни.

 

В армии человек становится менее чувствителен к другим людям, черствеет. И ничего удивительного – ему приходится видеть человека без прикрас, таким, каков он есть. Все мелкие отличия после более-менее длительного созерцания столь запоминающегося зрелища больше уже никогда таким человеком всерьёз не воспринимаются. После такого исчезает уважение к человеку, его достоинству, - потому что оказывается, что достоинства практически ни у кого и нет.

 

Юмор человека армейского приобретает особый оттенок. Он становится топорней, особый интерес вызывают шутки о природе человека, как гнусной твари, и о совершаемых им глупостях. Для человека армейского нет ничего веселее, чем унизить подчинённого каким-нибудь изощрённым способом, чтобы тот показался особенно жалким, глупым и нелепым.

 

Вырабатывается мелочная житейская мудрость, смекалка по мелочам. Вообще, глубоко чувствуется всякая мелочь, будь то отношение людей, улучшения или ухудшения в личной жизни.

 

В общем, человек, что называется, проникается армейским духом. Он теперь не просто живёт, как обычный человек, – он живёт армией. А это означает, что отношения в её рамках для него гораздо важней всего остального. Более того, он точно живёт в каком-то другом измерении жизни, где действуют иные, нежели на гражданке, правила поведения. В этом ином измерении действуют другие потребности и особые способы их удовлетворения.

 

Увольнение из вооружённых сил тяжело сказывается на психике и мироощущении «человека армейского». Вырванный из своего привычного мирка, он оказывается подобен рыбе, выброшенной на берег и медленно умирающей вне привычной среды, будучи абсолютно неприспособленной к новым условиям. В такой ситуации «человек армейский» постарается найти нечто, максимально приближенное к привычной обстановке. Обычно это бывают либо органы внутренних дел, либо преступные группировки.

 

Далеко не всякий военнослужащий становится «человеком армейским». В некоторых остаётся ещё много человечности, другие вообще не затрагиваются влиянием армии. Особенно это характерно для офицеров, пришедших служить после военной кафедры. Но все в той или иной мере проникаются её духом, на всех она оставляет неизгладимый отпечаток.

 

Но есть в положении военнослужащего одна особенность, которая в корне отличает его социальное положение и психологическое состояние от всего, к чему готовит гражданка. Концентрация морально не слишком поощряемых качеств в армии направлена на формирование в человеке готовности в любой момент принести свою жизнь на алтарь отечества. Так что вся армейская социальная грязь смывается кровью, в результате чего она оказывается гораздо чище гражданской социальной грязи. Служащий в армии человек в гораздо большей степени достоин исключительного социального статуса, нежели человек гражданский, что ощущают как сами военные, так и гражданские.